Не нефтью единой

.

Не нефтью единой

 Потом пришли нулевые. И тут — удивительным образом — общественное мнение разделилось. Одни утверждают, что это были годы поступательного развития страны. Другие говорят о бездарно растраченных нефтедолларах.
В чем тут дело? На мой взгляд, не обошлось без политических хороводов, в вихре которых все стремительнее закручивается та часть российского общества, которая называет себя оппозицией.

Для этой части общества реальные итоги нулевых не так уж важны, куда важнее то обстоятельство, что 31 декабря 1999 года тогдашний президент России произнес сакраментальное «Я устал, я ухожу» и страна узнала имя своего нового лидера.

Занятно, что даже критики нулевых признают: да, доходы страны и ее граждан в этот период выросли. Но неизменно добавляют: это произошло исключительно благодаря высоким ценам на нефть. Есть желающие продолжить и развить эту мысль еще дальше: власть воспользовалась удачной нефтяной конъюнктурой и сделала все, чтобы вовлечь людей в процесс безудержного потребления.

Народ пошел на поводу у власти и обменял свободу на колбасу. Глупый такой народ, коварная такая власть.
Сначала пусть будут цифры.

Начнем с динамики цен на нефть и, в частности, якобы стремительного их роста именно в начале нулевых. Сейчас в это трудно поверить, но в 2000 году нефть стоила всего $30 за баррель. Для справки, столько же, сколько в 1991-м. Не зажируешь. В 2002-м цена упала до $20 за баррель. Устойчивый рост наметился только в 2003-м, но сказать, что он был стремительным, нельзя. В 2005-м черное золото торговалось всего-то между $40–50.
Кстати, если говорить о нефтяных долларах, поступивших в государственную казну России, то львиная доля их могла туда не поступить вовсе.

Во-первых, потому, что в 1992 году правительство Е. Гайдара отменило экспортную пошлину на нефтепродукты, чем практически лишило бюджет заветных нефтедолларов. Спустя семь лет премьер Е. Примаков пошлину восстановил на очень щадящем уровне (от €2,5 до €5), но и это дало обескровленному бюджету страны сразу 14 млрд руб.
В августе 1999 года, едва став премьер-министром, В. Путин обложил нефтяников пошлиной в €7,5, а в декабре увеличил ее вдвое. Сегодня экспортеры отчисляют в бюджет страны около половины от цены экспортируемой нефти.
Во-вторых, потому, что в 1995 году в России был принято Соглашение о разделе продукции, в соответствии с которым некоторые крупнейшие российские месторождения нефти и газа оказались в международной юрисдикции. Если же говорить совсем просто, российская нефть фактически не принадлежала российскому народу.

В 2003-м в Соглашение были внесены правки, существенно его ограничивающие, в 2004-м колониальный по своей сути закон практически утратил силу.

Если внимательно проанализировать доходную часть бюджета России за период с 2000 по 2004 год, можно обнаружить следующую занятную прогрессию: цена нефти за этот период выросла всего лишь в 1,5 раза, в то время как доходная часть бюджета — в 7,5.

Скептики, конечно же, возразят на это: да, доходная часть бюджета росла стремительно, но как именно она расходовалась? Давайте смотреть как.

Средняя зарплата в 2000 году в стране была $100, в 2009-м — $700. Средняя пенсия в 2000-м — $20, в 2009-м — $280. Средняя продолжительность жизни выросла за это время на три года. Рождаемость выросла с 1266,8 млн до 1746,6 млн. Смертность сократилась с 2225,3 млн до 2065,9 млн.

И вот что еще чрезвычайно важно отметить в связи с этими цифрами. Сверхдоходы от продажи нефти свыше $27 за баррель (до 2006 года — свыше $20) изымались в Стабфонд. Проще говоря, на экономику страны не оказывали никакого воздействия.

Таковы цифры. Заводя же речь о вещах нематериальных, надо понимать, что из области рациональной мы немедленно перемещаемся в сферу эмоционального и потому субъективную. Потому все то, о чем буду говорить ниже, должна сопроводить фразой «по моему мнению». И даже — «по моему глубокому убеждению».

Так вот, по моему глубокому убеждению, одним из главных нематериальных итогов нулевых стало существенное ослабление влияния наших геополитических противников на внутреннюю политику страны.

Вторым не менее существенным фактором, на мой взгляд, стало укрепление авторитета и позиций России в мире. Остались в прошлом тяжелые годы национального унижения, когда на публичные замечания президента США президент России покорно отвечал: «Я понял. Благодарю за то, что ты сказал».

И если уж говорить образно, мне в этой связи кажется следующая аллегория. Новейшая история нашей страны сложилась таким трагическим образом, что в конце 90-х все мы стояли на краю пропасти. Впереди было падение. Утрата национального достояния — полезных ископаемых, впоследствии, вполне вероятно, — национальной государственности. Превращение в страну третьего мира.

Нам повезло. Мы остановились на краю. И медленно-медленно, шаг за шагом отступили от края пропасти, хотя, надо признать, отошли еще не так далеко. И нас активно подталкивают обратно к этому опасному краю, и всем нам предстоит еще определиться, куда двигаться дальше.

Материал из издания «Не дай Бог!» №2, 22-28 февраля 2012

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*