Не революции, а уважения хотят россияне и требуют реальных, а не мнимых перемен

.

Не революции, а уважения хотят россияне и требуют реальных, а не мнимых переменРастущий организм

«АиФ»: — Михаил Дмитриевич, чего только о вас сейчас не говорят и чего только вы сами не наговорили. Взять хотя бы историю о голодном детстве…

М.П.: - Никакого голодного детства у меня не было! Я лишь рассказал о том, как рос в школьные годы (а рос я очень бурно, по 8 см в год) и хотел есть 24 часа в сутки. Мог выйти из-за стола, потом вернуться и съесть ещё столько же — молодой растущий организм. К тому же я много занимался спортом. А в классе пятом мы писали сочинение на тему, о чём мечтаем. И я тогда вспомнил сцену из фильма, как отряд красноармейцев заглянул в кулацкий погреб, а там — мясо, ветчина… Я и написал о том, что мечтаю быть красным командиром, прийти в такой погреб и наесться досыта.

Учительница прочла, вызвала родителей в школу: вы что, ребёнка не кормите? Они мне говорят: что ты нас позоришь, ты же просто троглодит — полхолодильника сразу можешь съесть… Я их успокоил: ладно, в следующий раз напишу, что мечтаю быть космонавтом.

«АиФ»: — Но в итоге стали не космонавтом, а миллиардером. А теперь вы ещё и молодой, растущий «политический организм»…

М.П.: - И в этом смысле тоже очень хочу есть!

«АиФ»: — Разумеется. Но многие не могут понять: а зачем вам эта политика сдалась? Деньги девать некуда?

М.П.: - Я тоже не могу понять: когда врач или учёный, человек скромных доходов, которого в России что-то не устраивает, выходит на площадь — это воспринимается нормально. А у богатого человека граждан­ских чувств быть разве не может?

Я хорошо знаю мировую экономику, вижу, как развивается наша страна. Сейчас она, к сожалению, отстаёт. И я понимаю, что мне как бизнесмену, работающему здесь, будет всё тяжелее. Я хочу многое поменять, знаю ответы на многие вопросы. И поэтому пошёл в политику.

«АиФ»: — Но вы же предвидели, чем это обернётся. Знали, что начнут копаться в «грязном белье» приватизации… И думаете, такое отношение к богатому человеку в России когда-нибудь изменится?

М.П.: - Я думаю, ситуация уже меняется. Люди оценивают, не сколько человек заработал, а как… Вспомните, к началу 90-х, когда коммунисты довели страну до ручки, у нас завалилась большая часть экономики. Кто-то же должен был её поднимать? От «Норильского никеля» тогда отворачивались все. Предприятие давало полмиллиарда долларов убытков, до года не платило зарплату! Два миллиарда долларов была задолженность. Мы искали партнёров — никто не хотел это разгребать… И так было на очень многих предприятиях. Может, ошибка многих моих коллег в том, что они не объясняли обществу весь тот ужас, с которым столкнулись. Да тогда и некогда было объяснять — все с головой ушли в работу, по 20 часов в день.

«АиФ»: — Но всё же, понимая, что общество олигархам не доверяет, вы предложили всем заплатить налог, чтобы легализовать собст­венность?

М.П.: - Не совсем так. Я предлагаю тем, кто заработал на приватизированной собственности, самим оценить: какой процент от её нынешней стоимости было бы справедливо уплатить в казну. Задекларируй, заплати — и живи спокойно. Кто не задекларировал — тех потом будем проверять. Но начать хочу с себя. Я уже решил: если стану президентом, то всё продам, заплачу налоги, а большую часть вырученной суммы отдам на благотворительность.

Дайте выбор!

«АиФ»: — Недавно вы напечатали статью, в которой «накатили» на троицу Зюганов — Миронов — Жириновский. Интернет полон «прослушками», где политики, противостоящие Путину, матерят друг друга. Неспособность договориться — хроническая болезнь нашей оппозиции?

М.П.: - Мы, россияне, вообще не очень-то умеем договариваться. Верим только друзьям, близким родственникам. А с соседом готовы объединиться, только когда война у порога. Зато, если уж объединились, мы становимся непобедимыми! Если же говорить о Зюганове, Жириновском и Миронове, то я не считаю их оппозицией. По сути, они сотрудники кремлёвской администрации, которые много лет успешно имитируют борьбу с властью. Но разве они хотят её победить? Нет. А я хочу. Хочу быть первым в политике, как стал первым в бизнесе… Люди устали от одних и тех же лиц во власти. Они хотят перемен, хотят содержательного разговора о стране и её будущем. Когда мы опубликовали на сайте программу, у нас в первый день полетели все серверы — столько было откликов!

[articles: 48067]

«АиФ»: — А разве сама власть не предлагает перемены? Возвращаются выборы губернаторов, облегчается регистрация партий. Но, похоже, многие оппозиционеры уже не согласны на «ползучую демократизацию», хотят сломать систему «до основанья, а затем…». Возможен ли в России арабский сценарий?

М.П.: - Я против революций: в нашей стране они всегда вели к большой крови. Но в чём проблема? Можно, конечно, выйти на площадь и покричать. Можно тешить себя иллюзией, что Владимир Владимирович испугается и уйдёт. Но так же не будет! Нужны конкретные дейст­вия, требования. Например, чтобы премьер-министр уходил на время выборов в отпуск. Иначе получаются неравные условия… Шаг за шагом надо создавать новую политическую реальность. Новый баланс сил. Это тяжёлая системная работа.

[articles:22410]

Активность общества нарастает, а власть, хоть и чувствует эти сигналы, постоянно опаздывает. Требует народ прямых выборов губернаторов, а ему говорят: пожалуйста, но с президентским фильтром. Что за фильтр, зачем? Не надо за нас решать, кто куда пересядет. И упёртость, неготовность к диалогу — показатель не силы, а слабости власти. Люди же не хотят революции, они хотят уважения. Хотят иметь возможность выбирать. Почему в магазине вам предлагают на выбор 20 видов чайников, а в государстве — выбор всего из двух политиков на протяжении стольких лет?

«АиФ»: — Одна из главных претензий к власти касается запредельного уровня коррупции. Ваш рецепт борьбы с этим злом?

М.П.: - Первое — ввести конкуренцию. Разве жители какого-нибудь городка не знают, что их сити-менеджер ворует? Знают и на выборах, если дадут выбирать, его обязательно «прокатят». Если участковый собирает с торговых палаток деньги — кто за него проголосует, если должность участкового станет выборной? Власть сегодня — самый доходный бизнес. Это надо порушить. Грузия была самой коррумпированной республикой в СССР, а сегодня там, например, полиции доверяют более 70% граждан. Почему же мы не можем?

Второе — сменяемость власти. Президент не должен сидеть в кресле больше двух сроков по 4 года, т. е. не больше 8 лет в жизни. Это же правило должно касаться министров, губернаторов, мэров городов, ректоров вузов и т. д. Тогда освободятся места для новых, талантливых людей. Раз в 3-6 месяцев любой чиновник должен отчитываться: что он сделал за это время. Отчитываться за свои расходы, и не только личные. Люди вправе знать, во сколько им обходится власть. Сколько стоит президент, премьер, губернатор, министр — со всеми их резиденциями, самолётами, лимузинами и пр.

Кто тут иждивенцы?

«АиФ»: — Народ вас послушает, а сам подумает: ага, Прохорову только дай власть — он тут же позаботится о «своём брате» капиталисте, снизит налоги для бизнеса и урежет социальные программы, введёт 60-часовую рабочую неделю… Разве не так?

М.П.: - Я никогда не предлагал ввести 60-часовую неделю для всех. Я говорил так: если человек хочет работать больше за дополнительные деньги, закон не должен ему в этом препятствовать. А насчёт того, что «придёт Прохоров и наплюёт на социалку»… Первое, что я сделал, когда пришёл работать гендиректором «Норникеля», — строил столовые, качественные бытовки, обеспечивал удобную спецодежду. Человек должен иметь комфортные условия для работы — иначе не ждите от него отдачи. Вспомните героические советские стройки: люди возводили великие заводы, а жили в бараках. Неудивительно, что мы в 5 раз отстали от Запада по производительности труда! Начинать надо с хороших домов, с достойного заработка. А достигнуть этого можно, только сменив всю систему. Повернув государство лицом к человеку. Например, нас всё время обманывают, говорят, что в России самые низкие налоги: мол, подоходный — всего 13%! Хотя если вы получаете на руки, скажем, 60 тыс. рублей, то ещё около 30 тыс. работодатель отчисляет за вас государству. Что я предлагаю? Сделать так, чтобы люди не чувствовали себя иждивенцами на шее государства. Выплачивать человеку всё, что он зарабатывает, а потом пусть он сам отдаст государству свои налоги. И тогда он почувствует, во что ему обходится это государство. Станет требовательнее к нему относиться. Кстати, говорю это как самый крупный в России налогоплательщик — физическое лицо: за прошлый год я заплатил почти полмиллиарда долларов налогов.

Налоги на труд у нас безумно высоки, их можно снизить. А взамен ввести дополнительные налоги на табак, алкоголь, на сверхпотребление. Богатые люди имеют большие дома? Они должны платить больше. Вот у меня дом — 2000 кв. м, и я считаю, что плачу маленький налог. Пусть будет социальная норма — 100 м на человека, а всё, что сверху, обкладывается по двойной, тройной ставкам. То же самое — с землёй…

[articles:36508]

«АиФ»: — В большом доме могла бы жить большая семья. Но вы признались, что до сих пор не встретили свою «любовь с первого взгляда». А ведь, казалось бы, о таком женихе мечтают миллио­ны женщин. Даже Чубайс уже в третий раз женился. А вы же круче его…

М.П.: - По крайней мере, выше.

«АиФ»: — Вот уже и Алла Пугачёва не выдержала, сказала на всю страну: «Девки, берите Прохорова голыми руками!» А то какой президент без первой леди?

М.П.: - В личной жизни мне пока действительно не везло. Может, потому что слишком долго сижу на работе, прихожу домой в два часа ночи. Но если выиграю президентские выборы, видимо, страна заставит кого-то полюбить. Другого варианта не останется!

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*