Не спасли…

.

Не спасли...

Брянские правоохранительные органы, МЧС, десятки добровольцев из нескольких регионов почти 3 недели искали ребёнка. Они вновь и вновь возвращались в не самые приятные места: подвалы, канализационные колодцы, чердаки, притоны и заросли чертополоха. Каждый горожанин, включая школьников, пристально вглядывался в лица младенцев и прислушивался, не раздастся ли неожиданный детский плач там, где его быть не должно. Искали. Когда интуиция шептала, что живую девочку уже нашли бы. Искали, не зная, что Анечка была убита и сожжена своим отцом ещё 4 марта.

Вот так же всем миром люди собрались у дома, где была убита малышка. Сюда для проведения следственного эксперимента привезли арестованного в Москве Александра Кулагина. Отца Ани. Или «зверя», как его чаще называют в Брянске. Полицейские с трудом сдерживали негодующих горожан.

Следствие установило, что отец ребёнка Александр Кулагин сожжённые останки захоронил в могиле своей бабушки, а после стал изощрённо заметать следы.

Аня Шкапцова. Фото: УВД по Брянской области

Три недели этот так называемый родитель глумился над всей страной, обманывая нас в самых лучших чувствах: вере, надежде и сострадании. Кто же этот изверг? Он — сын бывшего милиционера, заслуженного, фото которого висело на городской доске почёта. Отец всегда стоял за него горой. Так, говорят, он, пользуясь своими связями, не дал хода многим делам против сына. Первую жену Александр облил бензином и поджёг… Так ведь такая женщина была, что чуть не сгубила Александра, детей бросила, теперь оправдывает сына отец. В драках и дебошах участвовал? По мнению родни Кулагина, соседи его невзлюбили — вот и писали кляузы… Вся семья до последнего покрывала изверга. Дядя, например, прятал его в подвале…

Светлана Шкапцова, мама убитой Ани, хотела стать медсестрой. Слава богу, не стала. Её мать не раз говорила, чтобы Света уходила от Александра, но она не соглашалась. И даже когда этот «зверь» убил ни в чём не повинного ребёнка, не только не сдала его полиции, но и помогала скрывать произошедшее! «Что же такое творится?» — задают себе вопрос горожане. Отец убивает, мать не спасает, милиционер заметает следы. Что перевернулось в нашем сознании?

И всё же город за эти три недели изменился, человечнее стал, сплочённее. «Эти поиски объединили многих людей, — комментирует Виктор Зима, атаман Брянского (Северского) казачьего округа. — Потому что потеря ребёнка — одна из самых больших трагедий. Если ещё раз такое случится, мы знаем, как действовать». Трагедия заставила людей осмотреться, обращать внимание на каждого ребёнка, лишний раз предложить помощь тому, кто в ней нуждается. И всё это ценой жизни Анечки.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*