Недаром помним! Музей-панорама в этом году отмечает три юбилея

.

Недаром помним! Музей-панорама в этом году отмечает три юбилеяСражение в 3D

Обновлённый музей заметно помолодел, стал современнее и технически оснащённее. Владимир Преснов, замдиректора «Бородинской битвы», показывает залы. Мне, не бывавшему здесь, наверное, четверть века, изменения тотчас бросаются в глаза. Витрину, где всегда выставлялись яркие армейские мундиры русской и француз­ской армий, заселили манекены в натуральную величину. Кирасиры (воины тяжёлой кавалерии) и гренадеры (отборные части пехоты) поражают своим богатырским видом, но это, наверное, за счёт киверов — высоких военных головных уборов. «А костюмы им шили из сукна двухсотлетней давности по технологии того времени», — поясняет В. Преснов. В витрине напротив на биваке (так называют французы отдых под открытым небом) расположились у костра солдат-партизан, гусар, казак и пленный юноша-француз. Русский солдат протягивает краюху хлеба французу. Зрелище столь реалистичное, что запах деревенского хлеба щекочет ноздри.

Пожар Москвы на стенде теперь не просто картинка — мульти­медийные средства позволяют языкам пламени так динамично извиваться над зданиями и площадями, что посетителей словно обдаёт жаром, и поневоле отодвигаешься подальше. Карты-схемы, показывающие позиции воюющих сторон, — больше не мятые листы на жухлом картоне. Теперь это интер­активные объекты. Пальцем касаюсь пульта на светящемся столе и сравниваю, где, к примеру, пряталась гвардия Наполеона в 6 утра, куда сместилась к 12 пополудни — моменту, который описывает панорама, — и как отходила в 16 часов.

Пока мы взбираемся по винтовой лестнице в центральный зал-цилиндр, со всех сторон доносятся конское ржание, топот копыт, дальнее уханье тяжёлой артиллерии, свист тысяч пуль… Понятное дело — идёт сражение. Только вот прежде какофонию боя мы не слышали.

Сама панорама почти не изменилась. Разве что небо стало голубее — подреставрировали износившиеся куски холста. А вот принципиальная новизна: дисплеи-терминалы, равномерно разделяющие обходную галерею на сектора. На экране вижу то же, что на панораме, только в уменьшенном виде. Вот касаюсь пальцем русского солдата, непонятно как затесавшегося в скопище французов. Тотчас выплывает надпись: это герой, несмотря на ранение, продолживший борьбу в лагере неприятеля. Тыкаю в красавца на белом коне — ба, да это сам вице-король Италии Евгений Богарне, пасынок Наполеона. Здорово! Зачем нужен экскурсовод, когда теперь можно хоть два часа лазать по кругу и лично знакомиться с каждым из тысяч персонажей?

Появился и новый зал — для просмотра 3D-фильма. Современные музейщики понимают, что эпоха у нас постиндустриальная и объёмное изображение, которым гениальный Франц Рубо сто лет назад вгонял в обморок впечатлительных барышень, сейчас уже не поразит разбирающегося в гаджетах подростка. Чтобы разговаривать с ним на одном языке, и затеяли 3D-общение.

Третье небо

Бородинская — одна из трёх художественных панорам России, причём самая старая и классическая для этого вида искусства (две другие: «Волочаевские дни» в Хабаровске и «Оборона Сталинграда» в Волго­граде).

Судьба её сложилась драматично. Написанная к 100-летнему юбилею битвы, она экспонировалась в специально построенном для неё на Чистых прудах деревянном павильоне. Одним из первых её зрителей был император Николай II. Но уже через два года во время начавшейся войны стало не до чистопрудных гуляний — павильон превратился в склад, а дивный холст Франца Рубо скатали в рулон до лучших времён.

[articles:39943,27074]Где он только не валялся: и в подвале театра «Эрмитаж», и в Даниловском монастыре, и даже в сырой канаве. Так продолжалось долгие годы, когда гегемоны не желали видеть царских генералов в золотистых позументах (тесьма, которой обшивали края мундиров). Спасибо, что не сожгли! К 150-летию битвы вторично показали — уже советскому народу, робко осмелившемуся гордиться героизмом предков. Только в 1962 г. открыли, а в 1967-м — пожар. И снова годы кропотливого восстановления.

Сегодня, после третьей реставрации, Бородинская панорама — одна из полусотни произведений такого рода в мире. Большинство из них — батальные. Непревзойдёнными мастерами оказались северокорейские художники: именно им заказывали холсты-панорамы в Китае, Египте и Сирии. Можно не в полной мере разделять идеи чучхе, но как не восхититься трёхмерным миром, созданным красками на холсте!

Меняются эпохи и стили, но современные подростки, как и мы когда-то, читают третий том «Войны и мира», а потом спешат на Кутузовский — своими глазами увидеть Багратионовы флеши и отыскать в дымовом чаду батарею Раевского.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*