Нефть со дна океана. Арктический шельф как гарант энергетической стабильности

.

Нефть со дна океана.<br />
Арктический шельф как гарант энергетической стабильности
Темпы вселяют оптимизм

О параметрах сотрудничества на арктическом шельфе (как на российской территории, так и на норвежской) договорённость, по словам представителей «Роснефти», была достигнута ещё в мае. А уже в июне стороны определили условия совместного участия в коммерческих конкурсах на получение лицензий в норвежской части Баренцева моря.

И вот 30 августа в норвеж­ском городе Ставангер президент ОАО НК «Роснефть» Игорь СЕЧИН и главный управляющий Statoil Хельге ЛУНД по­ставили свои подписи под акционерным и операционным соглашениями для создания совместных предприятий на четырёх участках шельфа — Персеевского в Баренцевом море и трёх участков в Охотском: Лисянского, Кашеваровского и Магадана-1.

Соглашения идентичны во всех четырёх случаях: доля российской компании будет составлять 66,67%, норвежской — 33,33%. При этом норвежская сторона берёт на себя финансирование всех затрат на этапе разведки (в том числе обязательное бурение шести поисковых скважин).

Эксперты обращают внимание на слишком короткие сроки подготовки столь серьёзных международных документов и говорят в связи с этим об эффективности поначалу не понятого многими перераспределения управленческих сил, проведённого Владимиром Путиным после своего избрания президентом. Имеется в виду назначение президентом крупнейшей российской нефтяной компании Игоря Сечина.

«Темпы реализации соглашения со Statoil вселяют оптимизм, — комментирует сей факт сам И. Сечин. — Это позволяет говорить о том, что все обязательства, взятые на себя компаниями в рамках совместного предприятия, будут выполнены в надлежащий срок и обязательно — при строгом соблюдении всех норм экологической безопасности».

Экологический кредит доверия

Экология — вопрос особый. Норвежцы — известные борцы за чистоту своих территорий. А потому открытие ими доступа к своему шельфу для российской компании можно рассматривать как признание соответ­ствия её технологий международным природоохранным нормам. В самой компании это считают неким экологическим кредитом доверия.

Эксперты отмечают, что крупнейшая на Севере Европы нефтяная компания признала в крупнейшей российской компании равного себе партнёра, что даст последней дополнительные дивиденды на международном уровне. Ещё год назад в мире удивлялись смелости американской ExxonMobil, которая пошла на сотрудниче­ство с «Роснефтью». Теперь же к планам российской компании по освоению арктического шельфа подключились Eni и Statoil. А на днях появилась информация о том, что интерес к сотрудничеству проявляют ещё и ConocoPhillips (США) и ONGC (Индия).

Что касается российской стороны, то свою готовность допустить иностранцев к разработке нашего шельфа она обозначила ранее. Ещё в бытность Игоря Сечина вице-премьером (при премьере Владимире Путине) правительство поддержало соглашение с мировым нефтегазовым гигантом ExxonMobil. А за нынешний год власть многократно усилила свою поддержку шельфовых проектов, в том числе за счёт налоговой оптимизации.

Зачем трогать Арктику?

Интерес нефтяных компаний к арктическому шельфу понятен. Но каков интерес у государства? Почему власть так стремится начать его разработку? Запасы нефти, как известно, небезграничны, и на фоне спада её добычи в мире работы в Арктике гарантируют энергетическую стабильность страны на десятилетия вперёд.

Сотрудничество российской и норвежской компаний будет вестись и в другом направлении — в разработке месторождений нефти и газа с трудноизвлекаемыми запасами. И это тоже работа на будущее, палочка-выручалочка на те времена, когда запасы доступных месторождений иссякнут.

В июньском соглашении компаний речь идёт о разработке отложений сланцевой нефти в Ставропольском крае и подгазовой оторочки нефти повышенной вязкости в Ямало-Ненецком автономном округе.

Спрос на технологии

В августе научно-исследовательские суда уже вышли в Печорское и Карское моря, чтобы начать там геологоразведочные работы.

Реализация планов началась. И она, безусловно, коснётся не только нефтедобычи как таковой, но «потянет» за собой развитие смежных отраслей. Появится спрос на уникальные технологии, связанные с разработкой шельфа, а российские верфи получат заказы на строи­тельство судов ледового класса и буровых платформ.
Кстати, уже объявлен тендер (в рамках прошлогоднего соглашения с ExxonMobil) на проектирование и изготовление гравитационной платформы арк­тического класса.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*