Никола Робертс: «Банковский счет не всегда меняет сознание»

.

Никола Робертс: «Банковский счет не всегда меняет сознание»

Кто она на самом деле? «Царевна Несмеяна» среди бойких подруг по ансамблю Girls Aloud, на вопрос о худшем годе в своей жизни однажды ответившая: «У меня такое ощущение, что он продолжался с 2003-го по 2007-й»? Гадкий утенок, как ее не раз называли критики? Белая ворона, что кричит о вреде загара и запустила линию макияжа для бледной кожи? Или робкая тихоня, которая удивила всех, превратившись в смелого модного хамелеона и записав блестяще-эксцентричный и очень личный сольный альбом «Cinderella’s Eyes», восторженно принятый критиками?

Она кажется ожившей куклой (неудивительно, что свою марку косметики Никола назвала Dainty Doll): хрупкая и неотразимая — словно в теле подростка душа взрослой женщины. У нее голубые глаза и фарфоровая кожа. На фоне шаблонных поп-звезд из Girls Aloud она всегда выделялась нестандартной красотой — и заставила ее работать на себя. (Ее прошлое в девичьей группе выдают лишь безукоризненные наращенные ногти.)

«Я где-то на перекрестке между реальностью и сказкой. Моя жизнь похожа на сказку, но живу я в реальном мире». Из своих двадцати шеста лет она знаменита уже целых десять. По звездным меркам — вечность. Впрочем, эта двойная жизнь — провинциалки и поп-иконы — давалась ей нелегко. «Меня кидало из крайности в крайность. По будням я работала в группе, а по выходным возвращалась в Ранкорн (индустриальный городок к западу от Ливерпуля. — Прим. ред.), выпивала и ела жареную картошку с соусом. Та девушка не вписывалась в мир Girls Aloud, и наоборот».

InStyle

Она выросла в застроенном муниципальным жильем квартале: отец работал на автомобильном заводе, мама занималась фотофафией. Старшая из четырех детей (у нее есть сестра Фрэнки и братья Гаррисон и Клейтон), Никола получила домашнее прозвище Цилла в честь очень популярной английской певицы, актрисы и телеведущей Циллы Блэк. Близкие подтрунивали над ее общительной натурой. Жизнь Робертс до реалити-шоу Popstars: The Rivals в 2002 году (где и была создана группа Girls Aloud) состояла из катания по Ранкорну с приятелем в его «опель-корсе», посещения церкви с бабушкой и маминого воскресного жаркого. А затем Girls Aloud одержали победу над бойз-бэндом One True Voice, записав дебютный сингл Sound of the Underground, и сказка началась.

Впрочем, младшей участнице группы будни восходящей звезды не всегда приходились по вкусу. «Помню, звукозаписывающая компания привела нас в пафосный лондонский ресторан The Ivy. Я заглянула в меню и удивилась: «Что это за хрень — кориандр? Сыр такой?» Это была совсем не моя жизнь, — серьезно говорит она, растягивая гласные на ливерпульский манер. — В другой раз за мной прислали машину — «мерседес» со спутниковой навигацией. Я уселась на заднее сиденье и спросила водителя: «Хотите сказать, эта штука покажет нам дорогу? Не верю!» Он посмотрел на меня с сочувствием».

Пронеслось пять лет. С пятнадцатью хитами подряд в первой десятке британского чарта Girls Aloud вошли в Книгу рекордов Гиннесса как самая успешная в истории группа из реалити-шоу. Но Николу пресса продолжала выделять среди товарок как гадкого утенка, что вогнало бы в депрессию любую юную особу на ее месте, — как оно и случилось. Помогли ли ей психотерапевты? «Нет, — трясет она роскошными рыжевато-золотистыми локонами. — Они чертовски дорого обходятся! Я лучше буду сидеть всю ночь и думать, а на следующий день побалую себя новой парой обуви. Но терапия помогла мне стать более глубокой личностью, разобраться в причинах происходящего со мной». Никола читала книги по психологии и училась применять полученные знания. «Это важно, особенно в наше время, когда отстаивание своего мнения легко превращается в лавинообразное осуждение и травлю. То, чему научилась, я использовала на девочках — была для них своего рода аналитиком. Если Сара Хардинг была не в духе, а Кимберли Уолш говорила что-нибудь ей несвойственное, я доискивалась, почему, и объясняла им: «Это потому, что вы спали всего три часа. Вы устали! — в глазах Николы появляется озорной блеск. — Думаю, я всех этим раздражала».

Ах да, Сара. Я спрашиваю Николу, как ее коллега по группе чувствует себя после выписки из реабилитационной клиники, куда она попала из-за алкогольной зависимости и депрессии после расставания с женихом Томом Крейном. Моя собеседница выдает взвешенный ответ: «Я не имею права рассуждать об этом. Не хочу быть человеком, чьи слова подстегивают жажду публики до праздных сплетен».

Она с готовностью говорит о Шерил Коул, которая немало помогала ей в начале пути. «Из всех девушек по складу ума Шерил мне ближе всех, — утверждает Робертс. — Мы очень похожи и росли в похожих условиях, поэтому всегда могли (и можем) найти общий язык». Через мгновение певица добавляет со смехом: «Она тоже в то время не знала, что такое спутниковая навигация».

Сегодня у Николы есть собственный навигатор в собственном «порше». Вместе с бойфрендом Чарли Феннеллом она живет в пентхаусе в графстве Суррей к юго-западу от Лондона: «Мне страшно в отдельном доме, боюсь грабителей». Феннелл, с которым она встречается три года, занимается тюнингом яхт: «Человек покупает большую яхту и нанимает Чарли, чтобы встроить в гидроцикл iPod или зажигалку для сигар. У богатых своих причуды». Когда она говорит о бойфренде, ее взгляд становится теплым и открытым: «О, Чарли чудесный. Он очень нежный, остроумный. И он любит поговорить». У пары есть близнецы-мопсы Ронни и Регги — «суррогатные дети», называет их Никола. Они каждый день ходят в специальную собачью школу, да и вообще ведут весьма шикарный образ жизни, что — давайте посмотрим правде в глаза, несмотря на протесты Робертс, — обычным никак не назовешь.

Я спрашиваю ее, почему «обыкновенность» стала своего рода универсальным извинением, визитной карточкой современных звезд — Кейт Уинслет, Бритни Спирс и Эмма Уотсон утверждали под запись, что они такие же нормальные люди, как и все. «За других не отвечу, скажу только за себя, — выдает она после размышления. — Я из реального мира и не думаю, что сознание человека должно обязательно меняться, если его банковский счет растет». Никола часто ездит в отчий дом: «Чтобы не терять корней. Там у меня нет своей комнаты, и я сплю в кровати с младшим братиком. Папа до сих пор работает на заводе «Форд», и я встаю рано утром, чтобы встретить его, когда он идет с ночной смены. И даже у себя дома для меня нет ничего лучше, чем с собаками посмотреть подряд семь серий старого сериала EastEnders и слопать бездонный пакет чипсов Walkers. Это делает меня счастливой». Но все же она исключительная. И дело не в хит-парадах.

Статья из  майском номере InStyle
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*