Обречённые на подвиг

.

Обречённые на подвиг

70 лет назад, 30 мая 1942 г., в Москве был создан Центральный штаб партизанского движения. О том, что у «народных мстителей» было от народа, а что от власти, «АиФ» рассказал военный историк Мирослав Морозов.

- Партизанское движение началось на оккупированных территориях стихийно, а не потому, что его организовали мудрая партия и компетентные органы. Возможно, наше движение сопротивления оказалось не таким эффективным, как считалось в советские времена, но оно было предопределено тем бесчеловечным характером войны, которая началась 22 июня 1941-го. Например, начальник штаба Верховного главнокомандования во­оружёнными силами Кейтель рекомендовал оккупационным властям навести на Россию «такой страх, который подавит у населения чувство протеста».

Белорусские партизаны. Источник фото: РИА Новости
Анатомия террора

По немецкой классификации все «неблагонадёжные» на оккупированных территориях делились на партизан, лиц, подозревавшихся в партизанской деятельности, и лиц, сочувст­вующих партизанам. Что характерно, на месте расстреливали представителей всех трёх категорий. Так же поступали и с советскими военнослужащими, продолжавшими вести боевые действия на оккупированной территории.

За одного убитого немца расстреливали 10 заложников. Однако помимо страха у населения появлялось и желание мстить. Были у партизанского движения и чисто экономические мотивы. «Сталин оставил в нашем хлеву хотя бы одну корову, — говорили крестьяне по поводу продовольственной политики оккупационных властей, — а Гитлер и её отнял».

Особо хотелось бы сказать о городских подпольщиках. Если сельское население было нужно немцам для получения продуктов, то смысла в город­ских жителях они не видели вовсе. Чтобы горожане не бежали в деревню и не объедали там немецкую армию, бывали случаи, что города окружали колючей проволокой и минными полями. Поскольку массовые расстрелы мирного населения плохо влияли на психическое состояние пулемётчиков, городскому населению позволяли тихо умирать от голода. Например, так было сделано в захваченной немцами Ленинградской области. Есть письменные свидетельства: из дома престарелых пишут командующему немецкой армией коллективное письмо с просьбой разрешить употребление в пищу тел умерших стариков.

О том, как немцы решали «еврейский вопрос», известно давно. Но оккупанты преследовали не только евреев (кстати, на оккупированной территории СССР действовали десятки еврейских партизан­ских отрядов), но и цыган. Под немецкое определение последних попадали все лица без определённого места жительства, то есть в первую очередь беженцы. Партийные и комсомольские работники тоже предпочитали уходить в леса, а не ждать, пока их выдадут… Так что огромный пласт недовольных, готовых при первом случае выстрелить им в спину, оккупанты породили сами.

Источник фото: И. Озерский, РИА Новости
Приписки из леса

Центральный штаб постоянно теребил партизан за линией фронта, требовал, чтобы те выходили из лесов и активно вредили оккупантам. Но даже в тех случаях, когда партизаны спасали самих себя, они всё равно вносили вклад в общую победу. Во-первых, партизаны не работали на немцев. Во-вторых, чтобы прокормить себя, они нападали на обозы с продовольствием или забирали в лес то, что было подготовлено для отправки в Германию.

Вопрос о том, насколько массовым было партизанское движение, до сих пор во многом дискуссионен. Советская традиция настаивает на том, что оно было «всенародным». Однако в современных трудах профессиональных историков это клише практически не встречается. Коль скоро полтора миллиона наших граждан в том или ином виде носили немецкую форму, о всенародности движения сопротивления вряд ли можно говорить. Но, так или иначе, партизанское движение имело большие масштабы. Другой вопрос, как оно повлияло на ход боевых действий. По советским данным, вклад был существенным — в отчётах приводятся огромные цифры убитых оккупантов и уничтоженной техники. А если смотреть немецкие архивы, получалось зачастую совсем наоборот. Например, во время Курской битвы немцам потребовалось срочно перебросить несколько дивизий по железной дороге с одного фаса Курской дуги на другой. Проходящая одновременно операция «Рельсовая война» никак не повлияла на эти переброски, хотя в Москву регулярно отсылались бодрые отчёты о десятках пущенных под откос эшелонов. Видимо, приписки случались не только в советской экономике, но и в партизанском движении. Хотя вывоз продовольствия и иного добра в Германию партизаны в какой-то степени затормозили.

[articles:51762,47562]

Миллион за миллион

По оценочным данным, за всю войну в партизанах воевало более миллиона человек. В тылу врага сражалось свыше 6 тыс. отрядов и более 300 соединений. Где-то (например, в Крыму) партизанское движение носило сезонный характер. В условиях враждебного татар­ского населения воевать зимой для партизан было невозможно. Те, кто не погибал от голода, уходили на Украину или эвакуировались на Большую землю.

Центральный штаб чем мог помогал «народным мстителям». И если оружия партизанам было отправлено не так уж много (60 тыс. винтовок, 34,3 тыс. автоматов, 4200 ручных пулемётов), то доставка патронов и взрывчатки через линию фронта носила «промышленный характер».

Считается, что за всю войну партизаны вывели из строя около миллиона немцев, их союзников и (в основном!) пособников — полицаев и участников прочих антисоветских вооружённых формирований. По официальным данным, партизанами было уничтожено 58 бронепоездов, 12 тыс. мостов, 65 тыс. автомашин, 20 тыс. эшелонов, 10 тыс. паровозов, 110 тыс. вагонов и более тысячи (!) самолётов… Но, возможно, главным достижением партизан было отвлечение на себя примерно 10% личного состава противника, действовавшего на советско-германском фронте.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*