Ольга Прокофьева: «Всю жизнь борюсь за фигуру!»

.

Ольга Прокофьева: «Всю жизнь борюсь за фигуру!»Быть в форме

«AиФ». Здоровье: – Ольга, когда вижу вас на сцене, поражаюсь: как вы поддерживаете такую прекрасную физическую форму столько лет – вы там чуть ли не акробатические трюки выполняете…

О.П.: – Каждый день делаю зарядку. И вообще очень слежу за физической формой и борюсь за фигуру. После 16 часов стараюсь не есть. Я очень склонна к полноте, как и моя мама. Тем не менее некоторые продукты нельзя исключать из рациона. Например, глюкозу в чистом виде нужно употреблять обязательно: она незаменима для питания мозгов.

Мы сейчас пьем и едим все «химическое». У нас на даче растет смородина. Ничего нет вкуснее чая, заваренного вместе со смородиновыми листьями! Но лень-матушка мешает, и покупаешь в супермаркетах все ароматизированное!

«AиФ». Здоровье: – А что вы думаете насчет пластической хирургии?

О.П.: – Ой, боюсь! Я делала только ботокс. Считаю, что и стареть можно достойно и красиво. А вообще залог хорошего внешнего вида – правильный режим дня и положительные эмоции.

Метаморфозы жизни

[articles: 32833,52580]

«AиФ». Здоровье: – В спектакле «Развод по-женски», где вы играете одну из главных ролей, звучит фраза: «Я не циничная, я мудрая». Вы считаете, немного циничности женщине не повредит?

О.П.: – Мне кажется, что в характере человека должно быть вообще все. Помню, я была на съемках телепередачи, где меня спросили про стервозность Жанны Аркадьевны, и один оператор не выдержал, выскочил из-за камеры: «Во вкусном борще обязательно нужен кусочек перчика красненького!» Но, конечно, во всем важна мера. Знаете эту знаменитую историю, как к Эйнштейну подошла женщина и спросила: «Я не из научных кругов, но вы можете мне в трех словах объяснить, что такое теория относительности?» – «В трех словах? Три волоса на голове – это мало, а три волоса в супе – это много».

Нельзя быть амебой. Тем более нам, женщинам. Надо быть личностью и уметь за себя постоять.

«AиФ». Здоровье: – Вас до сих ассоциируют с Жабой Аркадьевной… А ведь вами сыграно столько других ролей. Не обидно?

О.П.: – Я рада, что моя героиня так полюбилась многим… Жабу Аркадьевну я «подсмотрела» у многих богатых женщин. Профессия актера такова: наблюдаешь за людьми и потом «нанизываешь» эти черты на своих персонажей. За последние 20 лет страна очень изменилась… Раньше у нас были одинаковые зарплаты, все копили на мебель, на машину. Женщины радовались покупке сапог, которые были одинаковыми у всех. Но тогда мы знали, что у нас в СССР «братство». Все равны. А сейчас все так переменилось, общество разделилось: кто-то остался на бюджетных жалованьях и не может позволить себе даже в театр сходить, а кто-то сумел сориентироваться, рванул вверх, купил дом в престижном пригороде.

Еще вчера один мой знакомый сидел у меня на кухне. Это было абсолютно зажатое и забитое существо, и я делилась с ним последней сосиской. А сегодня он – видная фигура в шоу-бизнесе. И появился взгляд свысока. Хотя раньше человек был абсолютно нормальным. Откуда берется вся эта фанаберия, высокомерие, непонятно. Смешно и грустно наблюдать за подобной мутацией… Ведь истинная интеллигентность, мне кажется, заключается в том, что весь вечер можно общаться с человеком и только потом узнать, что разговаривал с лауреатом Нобелевской премии.

В своем амплуа

«AиФ». Здоровье: – Ольга, а вам не досадно, что многие ваши коллеги стали известными в кино в более раннем возрасте?

О.П.: – Мой педагог Марк Анатольевич Захаров говорил, что до 30 лет в кино актрису снимают за молодость и красоту. А после 30 – за талант. Утешаю себя, что попала в категорию талантливых. А если серьезно, то нет, не досадно. Я очень востребованная театральная актриса. У меня часто бывали такие моменты, когда приходилось выбирать между театром и кино. Если нужно было уехать в киноэкспедицию на два месяца, я чаще всего отказывалась от роли. Во‑первых, знала, что Гончаров меня не отпустит (руководитель Театра им. Маяковского). Во‑вторых, я и сама на два месяца из театра уезжать не хотела. Сейчас думаю: надо было, конечно, больше крутиться-вертеться, находить компромиссы и все успевать.

«AиФ». Здоровье: – Если вам предложат еще одну роль в сериале-ситкоме, согласитесь?

О.П.: – Если сценарий понравится, соглашусь. Недавно Ингеборга Дапкунайте приехала из Лондона в Москву, чтобы пробоваться на роль в ситкоме. Я говорю: «Инга! Ты – и на ситком?» – «Оля, в Лондоне актеры, которые трудятся в ситкоме, считаются очень рейтинговыми».

Хотя, с другой стороны, после роли Жанны Аркадьевны часть режиссеров воспринимали меня исключительно в этом амплуа, многие даже говорили: «Можете сыграть героиню наподобие?» Я отвечала: «Спасибо, но эту дамочку я уже наиграла на 180 серий!» Не надо садиться на одного конька и скакать на нем всю жизнь, собирая дивиденды.

Слагаемые счастья

«AиФ». Здоровье: – А есть место, где вы полностью расслабляетесь, где отдыхаете душой?

О.П.: – Дача – наше любимое место, поскольку там постоянно живет мама. На участке два дома. Слава богу, второй домик недавно достроен. Внутри все оборудовано, ввезена мебель. Сейчас там живут наши знакомые. А первому строению более 20 лет. Это мир мамы. Там стоит мебель 80‑х годов, которая устарела, но она имеет семейную ценность, как талисман. Дом большой, строился для всей семьи. Был даже надстроен третий этаж, куда поставили бильярд (мамин муж очень любил эту игру). Бильярдный стол даже пришлось поднимать через окно на веревках: по лестнице он не проходил. Это было незабываемое зрелище!

Правда, сейчас мало кто до третьего этажа добирается. Летом чаще всего обитаем на улице. Когда все вместе собираемся, всегда есть ощущение праздника. Ставим мангал, жарим шашлыки, включаем фонтан. В этот момент понимаешь, что есть счастье на земле.

[articles: 53597,53430,53287]

В загородном хозяйстве без работы не останешься. Газоны, которые надо стричь, огород, сад. В доме постоянно нужно что-то помыть, пропылесосить… Вода из колодца не очень хорошего качества, поэтому ездим на родник. В саду – яблони очень хороших сортов. Мама каждый год спрашивает нас с сестрой: «Что будем делать с урожаем? Привозите своих друзей, будем собирать и дарить им ведра яблок».

«AиФ». Здоровье: – У вас есть взрослый сын. Учитывая занятость, бывало ли у вас чувство вины перед ним?

О.П.: – Есть такое мудрое изречение: нельзя свою жизнь посвящать кому-либо. Пусть даже самому дорогому существу! Можно бесконечно любить, всегда быть рядом, но посвящать себя никому нельзя, будь то муж или ребенок. Чтобы потом, не дай бог, у вас не возникло ситуации предъявить когда-либо за это счет. У меня нередко возникало и возникает чувство вины перед сыном. Кажется, будто ему недостает материнского внимания. Но мои камертоны – мама и сестра – говорят: «Оля, ты все делаешь правильно. Просто, как у всякой нормальной матери, у тебя гипертрофированное чувство ответственности». Приятельница как-то сказала: «Моему сыну скоро 50 лет, а мне все кажется, что я ему что-то недодаю».

Сын у меня с детства знаком с запахом кулис, Саша играл в трех театрах. Все, кто его знал, говорили мне: «Даже не мучайся над вопросом, куда отдать учиться. Он абсолютно театральный ребенок, к тому же и папа, и мама артисты». Думаю, он тоже станет артистом.

«AиФ». Здоровье: – Про вашу личную жизнь ничего не известно…

О.П.: – Личная жизнь? У меня полноценная семья. Но я не официально замужем. Лично для меня печать в паспорте мало что значит. Но это исключительно мое субъективное мнение.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*