Ольга Рожкова: «Недуг одолеет сильнейший»

.

Ольга Рожкова: «Недуг одолеет сильнейший»

Специалисты столь мрачного отношения к злокачественным заболеваниям не разделяют: страх перед болезнью парализует волю, мешает принимать адекватные решения, от которых подчас зависит жизнь.

О том, как не уйти в болезнь, одержать над ней психологическую, а в конечном счете – полную победу, наш разговор с членом правления Ассоциации онкопсихологов России, семейным психологом Ольгой Рожковой.

Скажи страху «нет»!

«АиФ»: – Ольга Дмитриевна, у нас в стране очень развита канцерофобия (боязнь заболеть раком. – Ред.), из-за которой многие боятся обращаться к врачу. И упускают драгоценное время. Как по-вашему, почему это происходит?

О.Р: – Это происходит от того, что у нас не сформирована культура внимательного, ответственного отношения к собственному здоровью. На Западе каждый человек знает: если он заболеет, он потеряет деньги. Так что лучше до такого состояния себя не доводить и ходить к врачу на профилактический осмотр. Мы к этому пока не пришли. У нас по-прежнему сохраняется привычка, что за наше здоровье отвечает кто угодно, только не мы сами.

Не сформировано у нас в стране и ощущение самоценности. Мы по жизни – мастера ставить себя в жесткие рамки, в которых сами находимся на 32 месте. А в результате – не удовлетворяем свои базовые потребности, не слышим себя, потому что центр нашего внимания находится либо в карьере, либо в детях, либо в родителях…

Недавно во время акции «Вместе против рака груди», в которой я, как специалист, принимала участие, ко мне за консультацией подошла молодая женщина. Она спрашивала, как ей помочь сестре, у которой рак груди 2-й степени.

При этом выяснилось, что болезнь эта у них в семье передается из поколения в поколение. Когда я спросила эту женщину, давно ли она сама в последний раз была у врача-маммолога, та удивилась: при чем тут она? Речь о ее сестре. Да и некогда ей: дом, семья… Ей и в голову не приходило, что на месте сестры когда-то может оказаться она сама. Это очень типичная для нашей страны ситуация…

«АиФ»: – В своей журналистской практике я нередко встречаю и такую ситуацию – отрицание человеком онкологического диагноза, который ему поставили. Из-за этого страха некоторые даже отказываются от лечения…

О.Р: – Отрицание диагноза – это протекание шоковой фазы. Нашей психике надо принять факт наличия серьезного заболевания. Главное – в этой фазе не застревать. И, конечно, в этот момент очень важно попасть к опытному психологу.

«АиФ»: – Чем он может помочь пациенту?

О.Р: – Он поможет выстроить его систему ценностей и личных целей, создать психологические опоры, с помощью которых значительно снизится его тревога, уйдет страх перед болезнью и включится способность думать, принимать решения.

Это очень важно, потому что адекватные отношения с медиками, внутренняя готовность пройти этот непростой путь не обесточивают внутренние ресурсы человека и дает ему больше сил на борьбу с болезнью.

«АиФ»: – Результаты есть?

О.Р: – Есть! Мой опыт показывает, что онкологические больные, у которых была возможность психологического сопровождения, быстрее адаптируются к процессу лечения, стационарным условиям, меньше выдают психосоматических и послеоперационных осложнений. И, выписавшись из больницы, не уходят в болезнь, не выпадают из жизни, а начинают радоваться каждому прожитому дню, растут духовно.

Точки опоры

«АиФ»: – Тяжкие испытания выпадают не только на долю больного человека, но и на долю его близких. С ними онкопсихологу тоже нужно работать?

О.Р: – Обязательно! Ведь от их поведения во многом зависит, станут ли они ресурсом для больного или дополнительным фактором, отягощающим процесс его борьбы за жизнь.

«АиФ»: – Какой линии поведения им лучше придерживаться?

О.Р: – Прежде всего, научиться пополнять собственные силы. Ведь многие родственники онкологических больных (особенно если болен очень значимый для них человек – ребенок, жена, мама и т. д.) запрещают себе отдыхать, расслабляться, радоваться. И становятся ненадежной опорой для пациента. Поэтому первым делом я эти блоки у родственников снимаю, иначе рано или поздно медицинская помощь может потребоваться уже им.

Другая важная установка, которую я им даю: не надо спасать больного человека, иначе он начнет чувствовать себя слабым и перестанет бороться. Надо стимулировать, поддерживать его активность, желание жить.

И еще. Не нужно бояться обсуждения чувств, боли, страхов, тревог страдающего тяжелым недугом. Открытые, честные, доверительные отношения с больным значительно повышают качество его жизни, не оставляют его в одиночестве.

Источник фото: russianlook.com

«АиФ»: – А как себя вести с другими участниками этого процесса – врачами? Не секрет, что среди онкологов встречается немало довольно жестких, зачерствевших душой людей… Кстати, отчего это происходит?

О.Р: – Из-за эмоционального выгорания, которому спустя 5–7 лет работы в таких сложных отделениях, как реанимация, онкология, экстренная хирургия, подвержены 78% медиков. Повышенная ответственность за процесс лечения, интенсивность работы, тесный контакт со страданиями, болью, горем разрушают личность и здоровье врача. Ситуацию усугубляет полное отсутствие социальных гарантий от государства (чего не скажешь о медработниках на Западе), что в конечном счете негативно отражается и на пациентах. «Выгоревший» специалист выполняет работу механически, формально. Но это не вина врачей, а их беда.

К сожалению, у нас в стране не созданы условия психологической помощи не только пациентам, но и медицинскому персоналу. Реалии России таковы, что специалист должен справляться с этим сам, как умеет.

«АиФ»: – С этим что-нибудь можно сделать?

О.Р: – Обучать врачей (среди которых немало мастеров своего дела, настоящих подвижников) вовремя пополнять свои силы.

К счастью, в последнее время у нас в стране стали сознавать важность этой проблемы. И без ложной скромности скажу, что немалая в этом заслуга нашей Ассоциации онкопсихологов. Начиная с 2008 года мы провели широкомасштабное обучение по курсу онкопсихологии. И сегодня наша ассоциация насчитывает порядка 650 человек из Южно-Сахалинска, Челябинска, Владивостока, Красноярска, Краснодара, Омска, Калуги, Оренбурга, Уфы, Тулы, Нижнего Новгорода и т. д.

Линия защиты

«АиФ»: – Вот только жаль, что такие специалисты есть далеко не во всех лечебных учреждениях нашей страны… Учитывая, что наше с вами интервью наверняка прочитают те, кому только поставили онкологический диагноз, или те, кто уже борется с недугом, что можно им посоветовать?

[articles: 52042,50387]

О.Р: – Постараться оградить себя от негативной информации, не слушать ужастики, которыми богата любая онкологическая клиника, не примерять их на себя. Мы все уникальны. И наши внутренние ресурсы различны. Если с кем-то случилась трагедия, это не значит, что то же самое случится с вами.

Обсуждайте свои чувства и страхи с близкими, друзьями. Если есть возможность, получите поддержку психолога. В конце концов, у нас практически в каждом городе есть бесплатные телефоны доверия. Помочь могут и там.

Но главное – верьте в свои силы, ставьте перед собой цели, чтобы в вашей жизни присутствовало понятие «завтра». Это показывает ваше желание жить.

Станьте автором своей жизни. Помните: у Бога нет других рук, кроме ваших. Поэтому возьмите ответственность за свое лечение и состояние на себя. Ставки высоки – ваша жизнь. В борьбе с болезнью побеждает сильнейший.

«АиФ»: – А что можно посоветовать тем, кто, слава Богу, здоров и не хочет заболеть?

О.Р: – Внимательно относиться к своим потребностям, к своему здоровью. Это не эгоизм, а необходимость сегодняшнего времени с его огромной стрессовой нагрузкой, которую каждый из нас ежедневно на себе несет. Не нужно взваливать на себя больше, чем вы можете вынести. Делиться нужно из изобилия, но это изобилие нужно прежде создать внутри себя мудростью, чутким отношением к себе и к своей жизни.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*