«Осторожно, злая…»

.

«Осторожно, злая...»

Теперь городские деньги пойдут на установку во всех подъездах камер видеонаблюдения, которые, с точки зрения чиновников, более эффективны. Горожанам же предстоит нелёгкий выбор: уволить бдительных бабушек, доверив свою безопасность автоматике, или сохранить дежурных по подъезду, но оплачивать их труд без поддержки бюджета.

Почему без субсидий?

[articles: 50934]

До недавнего времени Москва ежемесячно выделяла на каждого дежурного по подъезду субсидию — 11 300 рублей (в № 14 за 2012 г. «АиФ» рассказывал, как её оформить). Этих денег хватало на то, чтобы оплатить одну смену консьержки, на остальное жильцы скидывались — выходило в среднем по 200-300 рублей с каждой квартиры. Как пояснили в городском Департаменте жилищно-коммунального хозяйст­ва, субсидия на консьержку была положена далеко не всем, а только тем домам, в которых не были установлены камеры видеонаблюдения. И всё-таки программа действовала, а 30 июня 2012 г. согласно постановлению правительства Москвы от 16.08.2011 № 369-ПП её свернули. Почему?

Дело в том, что к концу этого года в Москве не останется домов без видеокамер, то есть претендовать на субсидию будет просто некому. Как рассказал Константин Горохов, советник главы Департамента информационных технологий, на сегодняшний день установлена почти половина камер — около 48 тыс., осталось ещё 50 тыс., — все работы будут завершены в ближайшие месяцы. Платить за камеры горожанам не придётся, всё делается за счёт города и фирм, которые выиграли тендер. Однако некоторые москвичи такому «подарку» не рады, потому что не считают камеру равноценной заменой консьержке.

«Четыре года мы боролись за то, чтобы в нашем подъезде были консьержи, — по всем правилам оборудовали для них рабочее помещение, купили всё необходимое — от дивана-кровати до электрочайника. И теперь нам говорят, что субсидию больше не дадут. А ведь только в складчину с городом мы могли предложить консьержам сносный заработок, и поэтому у нас посменно в круглосуточном режиме работали хорошие, интеллигентные люди. В результате подъезд преобразился — чисто, никаких хулиганов и надписей на стенах, — сокрушается Юрий Ковтун, читатель «АиФ», житель многоэтажки в Таганском районе ЦАО. — К камере у меня доверия нет. Несколько лет назад некая фирма повесила её в нашем подъезде. Я тогда провёл расследование и выяснил, что в так называемом центре мониторинга за изображением с нашей камеры и ещё с 49 таких же следила всего одна пожилая сотрудница! А когда в нашем подъезде случилась криминальная история — нападение на человека, — правоохранителям при просмотре записи удалось различить только расплывчатые силуэты злоумышленников. О том, чтобы распознать их лица, и речи не было. После этого случая мы написали всем домом отказ от камеры и занялись организацией службы консьержей».

Старая аппаратура не идёт ни в какое сравнение с современной, возражает Инна Святенко, депутат Мосгордумы: «Первые видеокамеры появились в столичных подъездах лет семь назад. Изображение с них дейст­вительно получалось низкого качества, чёрно-белое. Но это не потому, что кто-то хотел сэкономить на москвичах, просто тогда техника была слабее. Сейчас нам предлагают куда более достойную систему безопасности, и чем больше в городе будет хороших камер — тем меньше надобности в консьержах».

С ней солидарны и в Департаменте информационных технологий.

«Сегодня никакие бабушки мониторингом «картинки» не занимаются. В городе создан «Единый центр хранения и обработки данных», куда и поступает изображение с подъездных видеокамер. Там запись гарантированно хранится 30 дней и оттуда в случае надобности пересылается в уполномоченные ведомства — правоохранителям, коммунальным службам, префектурам. К камерам, которыми сегодня оснащают все подъезды жилых домов, предъявляются жёсткие требования. Изображение с них должно быть цветным и иметь высокое разрешение, сравнимое с тем, что мы видим по телевизору. Скорость съёмки — 12 кадров в секунду, в то время как раньше была 1-6 кадров. Сами аппараты антивандальные, вмонтированы на входе в подъезд рядом с домофоном на уровне лица посетителя», — рассказал Константин Горохов.

Камера — не свидетель

[articles: 39263,51457]

Правда, достижения техники почему-то вызывают скептическую реакцию у рядовых правоохранителей.

«Опытный вор, если захочет проникнуть в подъезд, что-нибудь да придумает — наденет кепку, очки, приклеит усы в конце концов… С бдительной консьержкой сладить труднее, хотя и тут бывает, что человеческий фактор подводит», — делится опытом Олег Серёгин, участковый одного из столичных районов.

Москвичей не должны были лишать права выбора между консьержкой и видеокамерой, уверен Михаил Аншаков, председатель Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль»: «С моей точки зрения, консьерж более надёжен. Камера безучастна, она только фиксирует происходящее, а дежурный по подъезду может поинтересоваться: кто, куда и зачем ходит. Он может предотвратить правонарушение или, на худой конец, если оно уже произошло, вызвать по ситуации нужную службу — полицию, «скорую помощь» и т. п. Да, видеозапись можно использовать как улику на суде, но при слишком большом количестве оговорок — если её правильно изъяли, датировали. А консьерж как свидетель куда более серьёзное доказательство. Поэтому чиновникам всё-таки следовало бы учесть мнение налогоплательщиков, прежде чем принимать за них такое серьёзное решение. Ведь мы говорим о нашей безопасности!»

Читайте также:

За и против. Стоит ли запрещать курение в подъездах жилых домов?

Дом — уже не крепость. Когда наши подъезды станут безопасными?

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*