Отар Кушанашвили: Иван Ткаченко и его совершенный мир

.

Отар Кушанашвили: Иван Ткаченко и его совершенный мир

Я кажусь себе на 99 процентов состоящим из прагматичности. Я и вы успешных, но бездушных, облизываем нещадно и безустанно, от всей души надеясь, что бездушные, но богатые, бросят нам косточку. Мы, и то не все, научились пользоваться ножом и вилкой, у нас есть сто долларов, у иных все триста, мы принимаем это за прогресс нешуточный и ликуем по этому поводу.

Мужиками считаются те, кто ходит в фитнесс-клуб содержать в порядке икроножные мышцы, имеет яхту и считает сантименты чем-то непристойным. Даже улыбаемся мы натужно, нам ближе две другие эмоции — ворчание и неблагородная ярость. Что-нибудь хорошее, случись оно, «скользит по слуху их, не досягая души», у каждого второго — тон превосходства, ничем не обоснованный, отвратный. По Виктории Токаревой, мы выстарели окончательно, нас больше не трогают подсмотренные Митяевым рассветы и закаты цвета вечности, а Иван обожал в них всматриваться. Совершенства не достичь, но надо жить так, как будто оно достижимо. Это как с верой: ученые говорят, что ТАМ ничего, но жить надо так, как будто есть.

Времена, понятно, не выбирают, но ведь от этого они более приятными не становятся; нынешние придавили нас всех грубостью и разочаровывают меня «безгеройностью», они патетичны безмерно и невыносимо штампованы.
И мы ровно такие же. «Чтоб лужу оставлял я, не бывало!». Вранье, мы только и делаем, что оставляем их, на внятное изложение простейшей мысли не способны, какие там добрые дела, множество глупостей в единицу времени — вот это наше.

Многим неинтересно смотреть новости, если в них нет хотя бы строчки про чужое горе. Чужое горе обеспечивает тонус: исполать небесам, не одному херово, ура!

С героями нехорошая ситуация, говорю вам как человек, который много лет пытается плести из запутанных между собой историй разновеликих персонажей красивый гобелен. Гобелен-то получается, только не очень красивый.

Только после гибели ИТ стало известно, что он много лет помогал тяжело больным детям. ЗА ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ ДО ПОСАДКИ В САМОЛЕТ, КОТОРЫЙ ВСКОРЕ РАЗБИЛСЯ, ОН ОТПРАВИЛ SMS О ПЕРЕЧИСЛЕНИИ ПОЛМИЛЛИОНА РУБЛЕЙ НА ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНОЙ ЛЕЙКОЗОМ ДЕВОЧКИ.

[articles:54864]У него у самого остались две несказанно красивые дочурки — Варя и Александра. И еще кое-кто, о ком я скажу позже, а когда скажу, только у черствого не вырвется междометие «ух!».

Он не любил давать интервью, но в одном он сказал: «Я не понимаю людей, для которых совесть — пустой звук». А эти людишки, без чести, без совести, без тяги к Свету и Истине, не понимают таких, как Иван, им бы лишь «бражничать блудно да жрать».

Но по ним, случись что, никто плакать не будет, даже те, кто, как и они, к черту послали стыд («только б водились деньжонки, да не слабел аппетит»).

Но приготовьтесь, я вам еще не все рассказал.

Иван много лет бесшумно и настойчиво отбивал у смерти больных раком детей. Спасительные деньги приходили от него регулярнее, чем на каналах топчут Добро, и уж по крайней мере чаще, чем мы с вами думаем о смысле жизни.

И сам очень хотел мальчика.

Мальчиик есть, а папы нет.

Со временем мальчику объяснят, что это не так, что папа жив, и объяснят, как такое может быть.

 

 

 

Отар Кушанашвили 
Журналист и телеведущий, называет себя
«антипублицистом»

 

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*