Отар Кушанашвили: Цепочка для любимой

.

Отар Кушанашвили: Цепочка для любимой

Гимнастка Канаева похожа на ангелочка, а я знаком с сыном ее знаменитейшего тренера Ирины Винер Антоном, и однажды спросил его, миф ли, что матушка жестока с девочками до крайности, и если это не легенда, то как они остаются ангелочками, в которых влюбляешься, как в пурпурный закат, когда его видишь впервые. Антон нисколько не удивился вопросу, сказал, что все дело в искусстве сочетать кнут и пряник, и всяк, кто имеет счастье общаться и работать с мамой, испытывает необычайное воодушевление и прилив творческих сил, и выводят ее из себя три вещи: лень, ура патриотизм и оборот «медальный зачет».

Пусть не ангелочек, но красивая Лена Исинбаева завоевала бронзу и страстно бронзе радовалась, а ее упрекнули в том, что это не страсть, а истерика, что она «пидманула-пидвела», разочаровала, а еще в Олимпиаду было ощущение, что других спортсменок страна не знает. Но тогда она вписывалась в медальный зачет, чинодралы ее боготворили и облизывали. Полные силы и огня, бразильские болельщики слов «медальный план» не знают и, будучи опрокинутыми в двух важнейших — волейбольном и футбольном — финалах нашими и мексиканцами, плясали на улицах, сияя, а на вопрос нашего насупленного корреспондента, отчего, мол, такие радости, смотрели на него как на дурака: здесь Олимпиада, браток, ты чего, забыл? И продолжили пляски с песнями. А наш (я с ним знаком, он всегда хмурый), отверженный вкусом к жизни, побрел прочь.

Борец Наташа Воробьева, взяв золото, решительно возопила: «Это — моей семье!». Прыгун Иван Ухов решительно не может, говоря о своей супруге, не выйти из обыденного тона и обещает переплавить золото на цепочку для зазнобы.

Ведь мы любим Родину не меньше министра Мутко, но стараемся-то для своих любимых, это ж самоочевидная истина. Ан, население страны с энтузиазмом поделилось на два условных лагеря: считающих медали и полагающих Исинбаеву и Гамову продувшими и меня, считающих богинями. А все потому, что выражения «медальный зачет», «национальная идея», «общекомандное место» и бла-бла-бла — имеют для них заповедную силу. Если я не ошибаюсь, одних мыслей с ними смешной философ Славой Жижек, считающий себя серьезным: «Человечество — ОК, конкретные люди — нет, 99 процентов из них скучные люди». Дошло до того, что, окончательно рехнувшись, проигравших величайшую волейболистку всех времен Катю Гамову со подруги, отдавших все силы и уступивших, назвали «опозорившимися». Как написал тот еще болельщик, режиссер и товарищ мой Тигран Кеосаян, «у нас синдром великой державы», вот все и расстраиваются.

Тигран, братаныч, для того чтобы быть великой державой, недостаточно хорошо прыгать в длину или тягать железо лучше казахов, великая держава — это когда когда случается гекатомба в Крымске, а мы объединяемся, чтобы помочь этим людям; не количество золотых медалей, а количество волонтеров; спортсмены — не друиды, выиграли — хорошо, нет — не ЧП. Атмосфера максимально приближена к боевой, все оказались паникерами и истериками (я взвешиваю слова), визжат с нескрываемым энтузиазмом, что мы на войне, и война проиграна, что на остальных глазеть — диво дивное, а на наших — позор, и я, считающий Олимпиаду Праздником, а не способом политического возвеличивания, а незавоевание нашими золотой медали неприятностью мелкотравматического характера, а не вселенской катастрофой, — я уже супостат несознательный.

За ничтожными изъянами, я считаю выступление наших спортсменов предостойным. Там, конечно, мало синергии, все пацаны знают только две крайности: либо мачо-мачо, либо нюни, а большинство девчонок ведут себя как пацаны, которые даже не потрудятся выказать эмоциии, как будто это что-то непристойное. В моем личном отношении к Олимпиаде никакой амбивалентности, несмотря на статистику, есть сплошной восторг, это ж столько красотищи, спасающей от мизантропии! Не поле брани, поди, не инкубатор. Есть в поведении людей, орущих о «великой империи», «национальной идeе», опозоренной не выполнившими «медальный план» гандболистками, и выносящих на обложки вопросами «кто виноват» и «что делать», какая-то спазматическая турбулентность. Их позиция не то что не выдерживает критики, она критику не подразумевает, она не приемлет мою убежденность, что спортсмен борется с временем, высотой и пространством, то есть с собой, а не за их имперские амбиции. Обаятельный борец Махов отмахнулся от поздравлений, прошипев, что «бронза это не медаль» и выдал желчную речь, простую, как политика Уго Чавеса; смысл — есть только золото.

Нет, братец, есть еще Праздник, когда все вместе и нет ненависти, и есть желание победить и радость за победивших. Так что иди-ка лучше купи цветы плачущей Гамовой или баскетболистке Илоне Корстин. Или, если не нужна медаль, переплавь в цепочки. На две хватит.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*