Партии на взлёте

.

Партии на взлёте

В конце прошлого года Президент РФ Дмитрий Медведев предложил ввести упрощённый порядок регистрации партий. «Моё предложение — по заявке от 500 человек, представляющих не менее 50% регионов страны», — заявил глава государства. Депутаты готовятся принять такой закон.

Факты
                                                               

Прибавлению
не рады?

53% опрошенных россиян не хотели бы, чтобы в стране появились новые партии. Желают их появления 13% сограждан, ещё 34% затрудняются с ответом.

34% населения считают, что партий уже достаточно и даже слишком много, 10% — что от партий мало пользы. А 3% опрошенных считают партстроительство «лишней тратой денег».

5% россиян поддерживают идею создания новых партий, т. к. это расширит свободу выбора и политическую конкуренцию. 2% уверены, что имеющиеся партии просто изжили себя. 

Опрос Фонда «Общественное мнение» проведён 15 января 2012 г. среди 1500 жителей 100 населённых пунктов в 43 регионах РФ.

Сейчас для регистрации партия должна иметь не менее 40 тыс. членов и отделения числом не менее 400 человек более чем в половине регионов. На днях Верховный суд РФ, исполняя решение Европейского суда, отменил ликвидацию Республиканской партии В. Рыжкова — её «зарезали» в 2007 г. как раз из-за «недостаточной» численности.

В 2011 г. Минюст отказался зарегистрировать Партию народной свободы (ПАРНАС), теперь у неё также появляется шанс. О создании своих партий уже заговорили бизнесмен М. Прохоров, экс-министр финансов А. Кудрин… Напомним: в 1993 г. в стране уже было зарегистрировано около 60 партий и движений, в том числе такие экзотические, как Партия любителей пива, Партия бедноты России. В бюллетене на выборах 1995 г. значилось 43 политструктуры, правда, 5-процентный барьер преодолели лишь 4 из них. К середине ­2000-х  гг. партийную грядку изрядно пропололи, и на ней осталось только 7 партий: «Единая Россия», КПРФ,­ ЛДПР­, «Патриоты России», «Правое дело», «Справедливая Россия», «Яблоко». Не расплодятся ли в стране опять, как в 90-е, партии-карлики?

Мнения экспертов

Максим Шевченко, телеведущий:

- Партий может быть сколько угодно (за исключением экстремистских, разумеется). С ними жизнь интереснее и разнообразнее. Партия — это общность людей, объединённых схожестью политических взглядов. Регистрация не означает её обязательной победы на выборах. В Соединённых Штатах, например, сотни партий, там их очень легко создать, но в выборах участвуют главным образом лишь две — республиканцы и демократы. Множество партий есть в Германии, но в бундестаге заседают всего шесть.

Успех партии — это сильная идеология, личности, деньги, общественные связи. Уверен, что должны быть разработаны серьёзные критерии допуска партструктур к выборам. Несерьёзные партии участвовать в них не будут. В 90-е гг. мы были наивными, сейчас страна совершенно другая.

Владимир Рыжков, сопредседатель ­ПАР­НАСа:

- В Англии даже один человек может создать партию. Пусть и в России будет столько партий, сколько россияне захотят, хоть 500 штук, — это их право! В парламент всё равно пройдут не более 5-7. Но сейчас, мне кажется, власть заботится не о богатстве партийной палитры. Она хочет насыпать на политическое поле страны мелкого гороха, а потом положить туда такой большой апельсин с надписью «Единая Россия». Ясно, что апельсин всех передавит. Мы должны пресечь попытки раздробить наши силы. Лично я сторонник переговоров и с Явлинским, и с Кудриным, и с Прохоровым о том, чтобы создать демократическую суперпартию, крупную и влиятельную. Коалиция эффективнее работы в одиночку.

Игорь Бунин, гендиректор Центра политических технологий:

- Если для создания партии будет достаточно 500 человек, боюсь, ситуация будет напоминать сумасшедший дом. Если более 4 тысяч — то число партий будет более или менее адекватным. С учётом такого минимального порога численности и нашего исторического опыта в бюллетенях на выборах, думаю, окажется не более 20 партий.

Считаю, что Путин верно настаивает на непоявлении региональных структур типа какой-нибудь «Партии башкирской свободы» или «Уральской независимости». Вряд ли появится и крупная партия харизматического лидера вроде Навального. Россияне сегодня меньше поддаются эмоциям, большинство из них хотело бы объединяться по идеологическому принципу, а не вокруг вождей.

Александр РАР, директор Центра им. Б. Бейца при Германском совете по внешней политике:

- В Германии, чтобы зарегистрировать партию, тоже нужно пройти сложные процедуры. Однако в России в последние 10 лет барьеры были слишком высокими. Мно­г­о­­партийность демократии на пользу. Правда, в России едва ли не у каждого правого политика (Немцов, Рыжков, Милов, Каспаров, Явлинский и др.) есть своя партия, а теперь к ним могут присоединиться Прохоров, Кудрин… Объединиться им мешают личные амбиции.

Демократам не только в России, но и на Украине, в других славянских странах почему-то очень сложно договориться. Но, я надеюсь, со временем в единый фронт объединятся не только правые, но и КПРФ со «Справедливой Россией». В такой стране, как Россия, за влияние могут бороться только крупные политические силы. Я думаю, что инициатива президента Медведева должна их к этому только подтолкнуть.

Из первых уст

Встречаясь со студентами журфака МГУ, Д. Медведев сказал: ещё около года назад у него «возникло ощущение, что нам нужно добавить воздуха в политическую систему, что она слишком зарегулирована». Впрочем, до этого политические силы укрупняли из благих побуждений, полагая, что «должны сложиться крепкие, сильные партии, а не «живопырки», которые в огромном количестве участвуют в выборах». Но, видно, всё-таки пережали: стало ясно, что «законодательство о партиях уже не соответствует требованиям сегодняшнего дня».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*