«Питерские мы!»

.

«Питерские мы!»Риск разлюбила

- Анна, сериалу «Тайны следст­вия» в этом году — 12 лет. Не слишком ли это длинный срок для одной роли?

- Совсем нет. Я очень стабильный человек, много лет работаю в одном театре, в одном сериале и живу в одном районе города. Но дело не в этом, а в том, что, по-моему, 12 лет проработать в одном сериале — это довольно сложно. Для того чтобы удерживать зрителя столько времени, всё-таки нужны мастерство и фантазия.

- За такой огромный срок ваша героиня, следователь Швецова, на вас как-то повлияла?

- Влияние, конечно, небольшое есть. Мне очень импонируют её характер, её честность, прямота. В некоторых жизненных ситуациях я иногда думала: а как бы она поступила? Но и я на неё повлияла. В первых книгах Швецова была более сухая, решительная, а я её сделала мягче. Так что мы с ней стали друг на друга похожи. Если я не пью водку, не курю, то и своей героине этого не позволю, как бы странно это ни звучало.

- Профессия следователя связана с риском. А вы сами любите рисковать?

- Раньше мне это нравилось, но теперь риск разлюбила. Я понимаю, что не имею права подвергать свою жизнь опасности, потому что на мне лежит ответственность за моих детей. Перестала любить скорость, лошадей, вертолёты, самолёты — всё это с появлением семьи отошло на задний план. Я успокоилась. Хотя нет, лошадей любила и люблю. Мой муж мне даже подарил лошадь. И сейчас дочка занимается на нашем любимом Дарике.

- Ваша дочка Злата с первого дня рождения снимается в сериале. Как правило, родители-актёры не желают детям своей участи. Вы, получается, исключение?

- Я себя увожу от мысли, что что-то хочу от дочери. Только хочу, чтобы она была хорошим человеком, а в какой профессии — это не важно. Моя карьера сложилась удачно, так что не вижу отрицательных сторон актёрской профессии. Конечно, понимаю, насколько артистам бывает трудно, когда они годами сидят без работы. Но, кстати, я замечаю, что хорошим людям в профессии, как правило, всё удаётся. Если человек злой по жизни, он в любом деле найдёт повод, чтобы быть недовольным, кого-то ненавидеть. Я крайне редко сталкивалась с так называемой профессиональной завистью, хотя очень чувствительный человек и доверяю своей интуиции. И она мне действительно помогает. Конкретный пример? Мы всей семьёй должны были возвращать домой на машине. Но я почувствовала, что мы с дочкой на ней ехать не должны. Муж отправил нас на поезде. А утром выяснилось — он в больнице, попал в аварию. И в институт меня, что называется, привело провидение — подруга пригласила за компанию. Но я поступила и вроде неплохо в этой профессии работаю.

Москва портит

- Вы рожали дочку в кадре, а вторую беременность и сына долгое время скрывали. Почему?

- Я стала взрослее. Знаете, дети не знают всех превратностей судьбы, поэтому доверчиво смотрят на этот мир. Так же и я поступила, когда рожала дочку, и позволила даже заснять процесс для сериала. А когда ждала второго малыша, стала адекватнее относиться к жизни, начала осознавать, что не все люди такие прекрасные, как это кажется. Поэтому лучше что-то скрыть, промолчать. Опять же послушала свою интуицию, которая говорила, что лучше не выносить на публику настолько личные вещи.

- Вас называют актрисой питерской, как и актёров Пореченкова, Нилова, Хабенского. Как вам кажется, в питерских есть какое-то отличие от московских?

- Моё мнение: Москва портит людей. В этом городе сложно работать и жить. Возможно, в плане профессии московские актёры посмелее, понаглее в хорошем смысле этого слова. Но в Москве люди меняются не в лучшую сторону, не важно — актёр это или кто-то ещё.

Сама я отказалась переехать в Москву, потому что я женщина, люблю своё гнездо, место, где живут мои родители, мои друзья. Питер — спокойный интеллигентный город, где мне хватает работы. Я могла бы переехать в Москву только в том случае, если бы моя семья голодала и мне нужно было бы зарабатывать на кусок хлеба. Но переезжать ради работы сейчас смысла нет, а ради тусовки — это не ко мне.

- Вы отличаетесь от многих актрис тем, что предпочитаете семью работе, даже отказываетесь от ролей, чтобы больше времени проводить с близкими…

- Да, у меня есть такой своеобразный культ семьи. Даже не знаю, откуда он появился. Может, я просто работать не хочу (смеётся)? Хотя у моих родителей тоже была крепкая, дружная семья. Единственное — мы часто переезжали из города в город, потому что мой папа — военный. Мама учила меня, что семья — это тыл, что нужно заботиться о своих близких, о своём мужчине. Я это запомнила, и сейчас мой муж за это благодарен и мне, и моей маме.

- В детстве, по вашим словам, у вас было несколько желаний: поработать продавцом, купить лошадь и родить ребёнка. Всё сбылось. О чём теперь мечтаете?

- Сняться в Голливуде. Даже не важно, у какого режиссёра. Просто хочется попробовать что-то новое.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*