По ком звонил «Колокол»?

.

По ком звонил «Колокол»?

Говорят, что история по­вторяется. Если поверить этому утверждению, то многим сегодня стоит задуматься и вспомнить путь российской оппозиции во времена царского режима.

«…Деньги — независимость, сила, оружие. А оружие никто не бросает во время войны… Поэтому я считал справедливым и необходимым принять все меры, чтоб вырвать что можно из медвежьих лап русского правительства…» — писал первый русский диссидент, создатель знаменитой газеты «Колокол» Александр Герцен.

Спонсор оппозиции

Он с юных лет был в оппозиции. Русская тайная полиция, знаменитое Третье отделение установило наблюдение за молодым вольнодумцем Герценом. В конце 1840-х годов жандармы рапортовали: «Уволенный за границу и находящийся ныне в Париже Александр Герцен вовлёкся там в общество демократов». 20 сентября 1850 г. Герцен получил письмо с приказом о возвращении на Родину, дабы не создавать смуту и забыть о не нужной России демократии. Герцен подписал отказ. И 18 декабря Петербургский уголовный суд вынес приговор: «Подсудимого Герцена, лишив всех прав состояния, признать за вечного изгнанника из пределов Российского государства».

Конечно, диссидент и оппозиционер без средств к существованию мог превратиться в нищего бродяжку, но, как практически у всей хорошо организованной оппозиции, у Герцена был свой спонсор: «После июньских дней моё положение становилось опаснее; я познакомился с Ротшильдом и предложил ему разменять мне два билета московской сохранной казны… По совету Ротшильда я купил себе американских бумаг, несколько французских и небольшой дом на улице Амстердам, занимаемый Гаврской гостиницей».

С тех пор один из богатейших людей планеты не раз помогал Герцену в финансовом вопросе и спонсировал Вольную типографию, он даже добился снятия ареста с имущества Герцена в России. Ротшильд выкупил активы опального журналиста, а затем потребовал у российского банка выплат. На что ему пришёл ответ: «Никак нельзя, имущество господина Герцена арестовано!» Тогда Ротшильд пригрозил самому царю Николаю I полным бойкотом и выиграл: царь уплатил всю сумму да ещё и приплюсовал проценты.

«Колокол» появился на свет уже при Александре II. Первый номер вышел 1 июля 1857 г. Его создатели провозгласили освобождение крестьян, запрет цензуры и прекращение побоев податного сословия. В России, конечно, «заморскую ересь» тут же запретили. Но именно на российских просторах издание приобрело невероятную популярность. «Колокол» везли через границу в Одессу, в Петербург, иногда номера «вредной газетёнки» светились даже на китайской границе, его прятали в дровах и даже в дулах корабельных пушек. Герцен предусмотрительно печатал крамольные статьи на тонкой бумаге небольшого формата — её легко можно было спрятать в кармане или в ботинках. Однажды на границе с Петербургом таможня задержала 200 книг с баснями Лафонтена. Просмотрев пару книг, таможенники пропустили груз, большую часть которого на самом деле составлял свежий номер «Колокола», вложенный в обложку лафонтеновских басен. Есть версия, что при царском дворе «Колоколом» приторговывал высокопоставленный вельможа и брал почти по два рубля серебром за штуку.

«Колокол» выдавал сведения сверхсекретного характера — например, план госбюджета на два года. Или компромат на высшее духовенство. Историки уверены, что в самом Синоде у Герцена сидел «шпион», который «сливал» в газету компрометирующую информацию.

«К топору, ребята!»

В октябре 1858 г. «Колокол» опубликовал несколько секретных документов — о цензуре, о готовящемся освобождении крестьян, одним из последних был оглашён документ, в котором Александр II запрещал употреблять в служебных бумагах слово «прогресс». Далее следовали строки из «Письма к редактору»: «Слышите ли, бедняки, — нелепы ваши надежды на меня, — говорит вам царь. — На кого же надеяться теперь? На помещиков? Никак — они заодно с царём, и царь явно держит их сторону. На себя только надейтесь, на крепость рук своих: заострите топоры, да за дело — отменяйте крепостное право, по словам царя, снизу!»

Прочитав этот номер «Колокола», царь возмутился и обиделся. Но не на призывы к топорам, а на то, что Герцен узнал про его запрещение слова «прогресс»…  Царь тогда пошутил: «Скажите Герцену, чтобы он не бранил меня, иначе я не буду абонироваться на его газету», но в то же время дал распоряжение военному министерству отыскать предателей и покарать. Тому, кто поймает шпионов, полагалось вознаграждение. Но большинство имён тайных корреспондентов Герцена до сих пор тайна за семью печатями.

 

[articles: 50166]

 

Чиновники разных рангов, высокопоставленные вельможи, служители Священного синода — все получали по «Колоколу». Царь не успевал писать распоряжения: «В случае получения газеты никому о ней не сообщать, но оставлять исключительно для личного чтения». Герцен не преминул пошутить в одном из номеров: «Мы отправили прошлый лист «Колокола» в конверте на имя государя… Надеемся, что Долгоруков (шеф жандармерии) не скрыл его».

Тайная полиция была готова на всё, чтобы унять лондонского вольнодумца. 10 октября 1861 г. Герцен, Тургенев и «спонсор» Ротшильд получили одинаковые письма от «неизвестного друга»: «Третье отделение готовит попытку похитить вас или, если это понадобится, убить. Ради бога, не покидайте Англию, никуда не уезжайте и будьте крайне осторожны…»

Но похищать и убивать никого не пришлось. «Колокол» просуществовал только 10 лет. Оппозиция благодаря Герцену изменилась — она поверила в свои силы. Герцен и его «Колокол» показались ей уже слишком мягкими, беззубыми, в 1860-е годы газета растеряла свою популярность, а «борцы с режимом» перешли к активным действиям. В 1881 г. Александр II был убит взрывом бомбы, теракт организовал один из членов партии «Народная воля». Оппозиция сменила курс и пошла другим путём…

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*