«По-русски сексуальнее»! Хью Грант ударил автопробегом по кризису среднего возраста

.

«По-русски сексуальнее»! Хью Грант ударил автопробегом по кризису среднего возраста

Сначала отпраздновал 50-летний юбилей. Затем впервые стал отцом — при этом добился судебного решения, запрещающего называть в прессе имя его дочери. Затем Грант включился в крупный судебный процесс по делу о подслушивании телефонных разговоров. О том, зачем ему понадобились все эти баталии, Хью рассказал в интервью «АиФ».

Встреча произошла накануне премьеры мультфильма «Пираты! Банда неудачников», в котором Грант озвучил главного героя. На интервью он пришёл вразвалочку и, кряхтя, с трудом уселся в кресло.

В постели с айпадом

«АиФ»: — Вы так вжились в образ морского волка, что даже переняли его походку?

Х.Г.: — Да нет, просто решил утром пробежаться впервые за долгое время. Не делал этого лет пять! Теперь еле двигаю ногами. С подготовкой к роли я поступил проще: просто смотрел на куклу и старался придумать, как этот пират может звучать. Допустим, капитан совсем не похож на меня — он полноватый, с пузом и бородой. Мой комедийный опыт тоже очень пригодился, поскольку в фильме много абсурдного, что характерно для британского юмора в принципе. Сценарий нарочито глуповатый, но очень тонкий.

«АиФ»: — В определённый период британской истории пираты служили государственным интересам. Среди ваших предков были военные — может, кто-нибудь из них был пиратом?

                                                               

Досье

Хью Грант родился в 1960 г. в Лондоне. В кино дебютировал в 22 года. В его фильмографии — ленты «Четыре свадьбы и одни похороны» (премия «Золотой глобус»), «Ноттинг Хилл», «Дневник Бриджет Джонс», «Супруги Морган в бегах» и др. Не женат.

Х.Г.: — Я бы так хотел ответить «да» — это бы смотрелось чертовски шикарно в моей биографии! Поэтому — да! (Смеётся.) Хотя, если честно, мои предки служили на флоте и, скорее всего, наоборот, пиратов вешали.

«АиФ»: — Сейчас вы озвучили персонажа мультика, но обычно другие актёры озвучивают вас самого. Вы слышали себя говорящим на экране по-русски или по-японски? Как вам?

Х.Г.: — Дубляж меня не смущает. Услышав себя по-русски, я подумал: «Чёрт, а этот парень звучит ещё ниже и сексуальнее, чем я!» Но меня часто волнует перевод, и я стараюсь узнать, не исказился ли смысл фраз или шуток.

«АиФ»: — В какой-то момент вы перепугали своих поклонников, сказав, что больше не будете сниматься. Что вас заставило изменить решение?

Х.Г.: — Знаете, есть такие актёры: «Ох, не могу, меня ждут подмостки, в театр, в театр!..» А я не чувствую какого-то особого горения в груди — идти и играть! Делаю то, что интересно. Вот мультфильм интересный появился — я согласился. Вот политический скандал был очень занятный. Или, вот, машинами я увлёкся не на шутку…

«АиФ»: — Почему вдруг машинами?

Х.Г.: — Даже стыдно говорить — это, наверное, кризис среднего возраста. Мне вдруг стало безумно интересно всё, что связано с гоночными автомобилями. В постель я иду с айпадом и читаю про виды моторов и траектории обгона. Не знаю, откуда всё это вылезло. Теперь вожу сам. Участвовал в гонках в Англии и Италии.

«АиФ»: — Не боитесь, что разобьётесь, как недавно комик Роуэн Аткинсон, у которого целый автопарк?

Х.Г.: — Боюсь, поэтому у меня только одна собственная машина — остальные я арендую. Их не так жалко, как, впрочем, и себя самого.

«АиФ»: — У вас была своя киностудия, которую вы закрыли после пары неудачных картин. В этот бизнес уже не вернётесь?

Х.Г.: — Нет, я не хочу опять становиться продюсером. Ведь тогда придётся нанимать режиссёра, следить за его работой и думать: «Ну что ты делаешь! Поставь камеру туда, а эту сцену надо сыграть вот так!» Но вслух сказать ничего нельзя. Иначе вы поссоритесь — и уж тогда фильму точно конец. Я хотел бы сам выступить в роли режиссёра, у меня есть несколько идей, но нужно время на концентрацию. Надо, чтобы закончилась вся эта свистопляска с политическими делами и скандалами, чтобы телефон не трезвонил целый день. Нужно сесть и написать хороший сценарий. Ведь в итоге единственное, что делает меня по-настоящему счастливым, — это процесс создания чего-то стоящего.

Кадр из фильма "Супруги Морган в бегах"
Право на жизнь

«АиФ»: — В фильме «Облачный атлас», съёмки которого сейчас завершаются, вы играете злодея. Не возникло желания утвердиться в этом амплуа?

Х.Г.: — Я мог бы, но опять-таки не испытываю жгучего желания. Есть актёры, которые ради «Оскара» будут играть глубокие драматические роли. А я не понимаю, зачем мне это надо. Когда мужик появляется на площадке, его красят-пудрят, а он произносит на камеру диалог — мне никогда не представлялось это особой заслугой. В последнее время, когда давал интервью на политические темы или выступал с речью в парламенте, я чувствовал себя настоящим мужчиной, который наконец занялся чем-то серьёзным.

«АиФ»: — О, так, может быть, вы подадитесь в политику?

Х.Г.: — В последнее время я провёл столько времени в парламенте и офисах различных партий и в судах… Это особый мир, в котором вечно что-то происходит, и это меня захватывает. К тому же этот судебный процесс помог пролить свет на большие и скандальные правонарушения. И если всё пойдет по нужному пути, вердикт поможет что-то поменять в обществе. Надеюсь, государство разработает новые законы. Но это страшная и долгая битва. И самое ужасное, что бороться приходится за элементарные права — чтобы твой телефон не прослушивали, чтобы в газеты не «сливались» твои медицинские данные. Что касается идеи полноценно заняться политической деятельностью, боюсь, из меня получился бы дурацкий политик. Во-первых, у меня не идеальная репутация. Во-вторых, на заседаниях меня легко убедить — в каждой речи есть зерно истины, и я начинаю метаться между правящей партией и оппозицией. Пока что я только уверен на 100% в своём праве на частную жизнь, за которое и борюсь.

Уильям Кинг, Лондон

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*