По ту сторону МКАД…

.

По ту сторону МКАД...

Под Серпуховом, на левом берегу Оки, южная тайга встречается с северной степью. В ботанике есть даже термин — «окская флора». Теперь там встретились природоохранная деятельность и чьи-то алчные интересы.

Приокско-террасный заповедник, единственный в Подмосковье, знаменит тем, что там живут зубры. А ещё он входит во Всемирную сеть биосферных резерватов Юнеско, но в настоящее время рискует потерять свой статус, а затем и вовсе погибнуть. Так считают его сотрудники, на глазах которых идёт застройка охранной зоны. История похожа на детективную, а администрация района, уверены они, прячет концы в воду.

Забор в поле

«Вот здесь у нас тюльпаны Биберштейна растут, в Подмосковье их нигде больше нет, растение занесено в Красную книгу, — показывает Николай Князьков, старший гос­инспектор по охране территории заповедника, пока мы едем на машине. — О, вон пустельга полетела!» Справа от дороги — пойма Оки, слева — окраина деревни Лужки. Это один из немногих населённых пунктов вблизи границ заповедника. Все земли вокруг — охранная зона. Двухкилометровая полоса, тянущаяся по периметру заповедника, — буфер между ним и цивилизацией. На этой территории запрещено строить, прокладывать коммуникации и распахивать целину. Но можно пасти коров.

Мы подъезжаем к воротам 26-го кордона. Нас встречает его хозяин Анатолий Ерёмин, госинспектор по охране территории, и ведёт к пойменным лугам, на которых, в 15 метрах (!) от границы заповедника, стоит коричневый металлический забор. Он огораживает в чистом поле квадрат в 16 соток. На калитке — замок. «В один день поставили, — щурится на солнце А. Ерёмин. — Приезжал собственник участка, молодой такой. Сказал, что уже заплатил деньги, по 130 тыс. руб. за 1 сотку. И даже документы показал».

По документам выходило, что земля куплена на законных основаниях. То есть уже не является землёй охранной зоны и на ней разрешено дачное строительство! Но к тому, что рано или поздно такое случится, в заповеднике были готовы.

«Графские» земли

Николай Князьков достаёт стопку бумаг. Это копии постановлений главы Серпухов­ского района Александра Шестуна, датированные 2007 и 2008 годами. В каждом сказано: «изменить вид разрешённого использования земельного участка» такого-то, «расположенного в районе д. Лужки, установив его разрешённое использование «для дачного строительства».

«То есть глава района, не извещая дирекцию заповедника, начал перевод его охранных земель в категорию «для дачного строительства», — поясняет Н. Князьков. — Мы об этом ничего не знали, но года три назад увидели, что земли вокруг деревни Лужки стали застраивать домами. То же началось вокруг деревни Зиброво, также расположенной в охранной зоне. Мы обращались в прокуратуру, сюда приезжали комиссии и выносили вердикт: охранная зона не поставлена на кадастровый учёт и вообще её границы чётко не определены. Поэтому невозможно выяснить, находится данный участок в охранной зоне или нет. Так начался постепенный захват земель вокруг заповедника».

[articles:53469,52163]

Их правообладателем оказался Сергей Романов, мест­ный предприниматель по кличке Граф. Он взял земли в долгосрочную аренду для сельхозцелей (что законом не воспрещается), и в народе с тех пор их прозвали «графскими». Изменение категории земель и их продажа «по кускам» были следующим шагом. А районная администрация теперь не устаёт повторять, что она тут ни при чём, никаких разрешений на строительство вблизи деревни Лужки не давала и всё это происходит без её ведома.

Михаил Крейндлин, руководитель программы Гринпис России по особо охраняемым природным территориям, считает, что в данной ситуации виноваты и районная администрация, и областная, и дирекция заповедника, которую экологи подозревают в корыстных интересах: «За этими землями фактически никто не следил. А в законодательстве есть дырки, которые позволили поставить их на кадастровый учёт в нарушение режима охранной зоны заповедника. Такой режим был введён ещё в 1984 г. Эта территория также относится к ключевым природным территориям (№ 1015) в соответствии со Схемой территориального планирования Московской области, утверждённой постановлением правительства МО от 11.07.2007. Все эти бумаги есть в заповеднике, в админист­рациях района и области. Охранная зона должна была быть внесена в земельно-кадастровую документацию как зона с особым режимом использования. Однако даже без этого режим охранной зоны никуда не делся — он действует на всех землях, которые входили в неё на момент создания. Поэтому строить дачи там нельзя».

Те, кто видел план пер­спективного развития Лужков (в администрации Серпухов­ского района есть и такой), говорят, что эти пойменные луга уже разделены на 22 участка. И при цене 130-150 тыс. руб. за 1 сотку это природное богат­ство способно принести навар в 3 млрд руб.! Гринпис уже обратился с письмом к губернатору Подмосковья Сергею Шойгу с просьбой разобраться, что происходит.

«По-хорошему, здесь всё необходимо превратить в национальный парк и развивать экотуризм, — рассуждает Н. Князьков. — Или вы знаете другой способ сохранить уникальные пойменные луга, где обитает большое число редких и исчезающих растений, в том числе внесённых в Красные книги России и Московской области?»

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*