Под капельницей

.

Под капельницей

В прошлых номерах «АиФ» рассказал о том, как мир загнал себя в долговую яму и что предпринимают правительства США и Европы, чтобы выкарабкаться из неё. В каком состоянии перед возможной новой волной экономического кризиса находится российская экономика?

Пойдём по миру?

На первый взгляд у нас всё не так плохо, как в ЕС и США. В 2011 г. рост экономики РФ составил 4,3%, уровень безработицы — 6,6%. У нас низкий госдолг (10,4% от ВВП), а объёмы золотовалютных резервов — на 3-м месте в мире. В отличие от Европы, где правительства урезают соцрасходы, наше их наращивает. Индексируются пенсии, подняли зарплату военным.

Однако вся эта относительная стабильность обеспечивается благодаря поступлениям неф­тедолларов в бюджет РФ.

— Как только цены на нефть пойдут вниз, для выполнения бюджетных обязательств нужно будет использовать средства Резервного фонда, — объясняет «АиФ» Валерий Миронов, главный экономист Центра развития Высшей школы экономики. — Но их даже на год не хватит. Поэтому придётся делать заимствования. Но где мы сможем столько занять и дадут ли нам в долг?

Получается, Россия сейчас в точно такой же ситуации, в какой была накануне кризиса 2008 г. Только зависимость от нефтяной иглы выросла ещё больше! В 2010 г. доля топливно-энергетического комплекса в экспорте составляла 67,6%, в 2011 г. — уже 69%, а доля сырьевых доходов в бюджете опять достигла 50%, как до кризиса.

Нефть за 300 долл.?

К счастью, предпосылок для резкого снижения цен на нефть на мировом рынке сейчас нет.

— Наоборот, ожидания военного конфликта в Иране и как следствие сокращения поставок нефти из этой страны толкают вверх цены на «чёрное золото», — рассказывает «АиФ» Александр Пасечник, руководитель аналитического отдела Фонда национальной энергетической безопасности. — По прогнозам глобальных инвестгрупп, в случае начала военной операции стоимость нефти может достичь планки 250-300 долл. за баррель (а для российского бюджета 100 долл. — уже комфортная цена). Но даже если ситуация с Ираном будет урегулирована дипломатически, существенного снижения цен на нефть вряд ли стоит ждать. США выгодно поддерживать их на высоком уровне: во-первых, для того чтобы начать разработку некогда «замороженных» шельфовых месторождений, во-вторых, чтобы затормозить темпы экономического роста Китая.

С одной стороны, огромные поступления нефтедолларов в бюджет пагубны для России, так как сильно расслабляют (зачем что-то менять, если денежки и так текут). С другой стороны, их грамотное использование может помочь слезть с нефтяной иглы.

— Главное — не наращивать вложения в американские ценные бумаги, как делали некогда, — предупреждает А. Пасечник. — В результате эти же деньги придут к нам в страну в качестве кредитов, но уже под более высокий процент. На мой взгляд, их можно было бы направить в агропромышленный комплекс. В результате мы бы и себя обеспечили качественными продуктами, а не генно-модифицированной заразой, которая импортируется в страну, и на мировой рынок смогли бы их поставлять. Главное — контролировать расходование средств, давать их не госкорпорациям, а напрямую производствам посредством кредитов.

— Уйти от сырьевой зависимости быстро не получится, — считает Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа ФБК, профессор Высшей школы экономики. — Дело в том, что в последние годы у нас активно строилась инфраструктура экономики сырьевого типа: все эти супергазопроводы и нефтепроводы. Деньги, вложенные в них, надо как-то окупать. А для этого надо добывать и продавать больше нефти. Замкнутый круг! США, кстати, в своё время поняли эту опасность, «заморозили» у себя ряд месторождений и стали импортировать нефть из Саудовской Аравии.

Опрос

Для нас прекращение строительства новых «сырьепроводов» может тоже стать первым шагом ухода от экономики сырьевого типа. Параллельно нужно развивать инновационный сектор экономики. Но это не «Сколково» и не планшетные учебники. Инновационная экономика может развиваться только в условиях конкуренции, а у нас пока успех на рынке того или иного бизнеса зависит от дружбы с губернатором. О том, что именно чиновники мешают развитию конкуренции, свидетельствуют и данные Федеральной антимонопольной службы. 50-60% дел о нарушении закона о конкуренции возбуждается против органов власти. Так что второй шаг — это серьёзная административная реформа.

P. S. Сырьевая зависимость — главная, но не единственная проблема российской экономики. В ближайших номерах «АиФ» мы расскажем о других болевых точках и методах их лечения. Приглашаем к этому разговору и вас, уважаемые читатели. На какие отрасли России нужно сделать ставку? По каким направлениям мы можем совершить настоящий прорыв? Ждём ваших откликов.

Читайте также

Евгений Примаков: экономика России была обречена задолго до кризиса

В поисках «Сколкова»: насколько реален российский инновационный проект?

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*