Пограничное состояние

.

Пограничное состояние

Он обострился ещё несколько месяцев назад после спец­операции, проведённой чеченскими силовиками на ингушской территории. А теперь глава ЧР Рамзан Кадыров потребовал провести чёткую границу между регионами, заявив претензии на часть соседских земель.

Братские споры

На сайте правительства Чечни говорится, что «одностороннее межевание, проводимое ингушскими властями за спиной чеченского народа, попытки прирезать дополнительно тысячи гектаров пашни не могли не вызвать адекватных мер». «Мы свою территорию знаем и не оставим её за пределами административной границы, — заявил Р. Кадыров на совещании со своими министрами. — Но и не станем посягать ни на один метр чужой территории… Мы располагаем архивными документами, подтверждающими, что эти районы (Сунженский и часть Малгобекского) являются частью республики. У Ингушетии таких документов нет, никогда не было и быть не может… Я считаю, что именно такие люди, как Евкуров, пытаются внести раскол между двумя братскими народами… Власти Ингушетии провели межевание в Сунженском и Малгобекском районах и на этом не остановились. Они пошли вглубь Чеченской Республики… Это, по меньшей мере, гнусно! Ведь мы соседи, братья. Разве так поступают соседи?»

[articles: 53988]

В ответ глава Республики Ингушетии (РИ) Юнус-Бек Евкуров сказал, что в итоге ситуация может «привести к недопониманию между простыми людьми. А если столкнуть народы, помирить их потом очень сложно… У нас тоже есть историки, академики, ветераны, которые считают, что наши границы далеко-далеко там, в глубине Чечни».

Несмотря на громкие слова лидеров, жители обеих республик надеются, что до реального противостояния дело не дойдёт. «Конфликт между руководителями субъектов длится уже не первый год, — объяснил нам ингушский оппозиционер Магомед Хазбиев. — При этом отношения самих народов всегда оставались братскими. Ингуши и чеченцы постоянно помогают друг другу, нередко рискуя жизнями. Гораздо болезненнее вопрос Пригородного района, входящего сегодня в состав Северной Осетии, но исконно принадлежащего Ингушетии. Мои соотечественники не могут вернуться в дома своих предков».

Нажмите для увеличения
Где чья земля?

Однако некоторые эксперты считают, что Рамзан Кадыров, публично заявивший о переделе земли, перешёл грань допустимого. По мнению Александра ЧеркасоваА, руководителя правозащитного центра «Мемориал», любая попытка пересмотра административных границ, обращение к картам былых времён чреваты вооружённым конфликтом: «Границы на Кавказе перекраивались множество раз. Каждая сторона может при желании найти наиболее подходящие и «справедливые» для себя варианты размежевания. Создав такой прецедент, чеченские власти откроют ящик Пандоры. Ведь был период, когда той же Чечни вообще не сущест­вовало. На её месте располагалась Грозненская область, куда кроме прочего входила часть Дагестана. А северные равнинные районы — Наурский и Шелковской — были переданы этой области из состава Ставрополья в 1944 г. и позже оставлены Чечне для того, чтобы не дать вернувшимся из депортации чеченцам поселиться в горной местности и начать там партизанское движение. Можно вспомнить и послереволюционные депортации казаков с Сунженской линии, и операции Кавказской компании XIX в. Спор о границе способен вызвать такой кровопролитный конфликт, на фоне которого нынешние вялотекущие разборки с террористическим подпольем покажутся цветочками. Это будет катастрофа и для региона, и для всей страны. Для того чтобы это предотвратить, требуется вмешательство федерального центра».

Пока это вмешательство напоминает робкое поглаживание забияк. В пятницу вице-премьер и полпред Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин сказал: «Я сейчас прошу — брейк, стоп, с публичного пространства выйти, прекратить друг друга оскорблять, остановить эту тему раз и навсегда. Выведите это из публичного пространства, хватит ругаться, вы два братских народа». Выходит, с точки зрения Хлопонина, основная задача оппонентов — уйти с публичного пространст­ва и не выносить сор из избы? Но, загнав «территориальную болезнь» внутрь, можно только усугубить ситуацию и заложить в регионе мину замедленного действия. Трудно даже предположить, во что может со временем вылиться противостояние руководителей двух соседних кавказских республик!

Хотелось бы надеяться, что призывы кремлёвского наместника будут услышаны. Однако многие уверены, что поставить точку в споре глав субъектов должна высшая российская власть. Ведь не секрет, что подлинным (а некоторые эксперты считают, что и единственным) авторитетом среди чиновников для Кадырова является президент страны Владимир Путин, которого чеченский лидер не раз называл своим «кумиром», «мудрым политиком» и даже «святым человеком». Но на момент подписания номера о реакции главы государства на конфликт нам известно не было.

Существует несколько идей по поводу спорных внутрироссийских территорий. К примеру, председатель ЛДПР Владимир Жириновский не раз советовал уйти от доставшегося нам от СССР национально-территориального деления и превратить все нацреспублики в обычные «губернии». Многие сотрудники силового блока, проходящие службу на Кавказе, предлагают ввести в пограничных районах (к примеру, в Пригородном) прямое федеральное управление. В такой ситуации «горячие» территории не станут входить в какую-либо республику, а будут управляться назначенным Москвой руководителем. Главное — не допустить местечковой войны спустя столько лет борьбы за стабильность.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*