Попутчики Путина

.

Попутчики Путина

Сейчас можно услышать: мол, а где все эти люди были раньше? Ведь не было же столь массовых митингов за Путина во время выборной кампании ни 2000-го, ни 2004 года. Ответить можно известным анекдотом про мальчика, которого с рождения считали немым. И вдруг он лет в 10 просит за столом: «Передайте, пожалуйста, соль». Все в шоке: «Сынок, а чего же ты раньше молчал?» «А раньше меня всё устраивало», — отвечает мальчик. Вот так и у сторонников Путина раньше не было поводов собираться. И если бы в декабре не начали собираться его противники, «премьерское большинство» и дальше могло бы сидеть дома.

Не стоит заглядывать за бугор

Уже с самого раннего утра на ст. м. «Фрунзенская» и «Спортивная» начало прибывать такое количество людей, какое ни в один другой праздничный день здесь появиться не могло. При этом давки удалось избежать во многом благодаря слаженным действиям полиции и устроителей. Сами участники акции удивлялись: «Просто не могла себе представить, что можно так вот здорово всё организовать: и блины, и горячий чай, и тех, кто не попал на трибуны, разместили на самом поле стадиона», — рассказывала Валерия из Егорьевска.

Кстати, «регионалы» в один голос отрицали, будто бы их собрали на митинг под давлением. «Мы правда за Путина и против революций», — говорили пассажиры поезда № 219, который привёз рабочих с Урала.

Часть сторонников премьера — примерно 30 тыс. — прошла шествием по Фрунзенской набережной. Мимо белого теплохода с сине-красной надписью «Путин — наш рулевой», с надувными шариками и сердечками. Ещё примерно 100 тыс. пришли сразу на стадион. Плакаты несли два главных сообщения: мы за Путина, мы за своё Отече­ство и «Путин» равно «сильная Россия».

Вообще тема патриотизма была доминирующей. Сама дата 23 февраля как-то располагала. Ещё перед началом действа прошёл концерт патриотиче­ской песни: на сцене появились Сергей Трофимов, Григорий Лепс. Известных певцов дополнил журналист и политолог Михаил Леонтьев. Суть его выступления была проста: «Если бы Путин 12 лет назад не начал делать то, что он начал делать, у нас с вами сейчас не было бы Отечества».

Но «гвоздём программы» стало появление самого премьер-министра. За несколько минут он сказал то, что считал главным. «Мы — это многонациональный, но единый и могучий российский народ. Мы никого не отталкиваем, мы никого не шельмуем и не цепляем, — подчеркнул премьер-министр. — Наоборот, мы призываем всех объединиться вокруг нашей страны, всех тех, кто считает нашу Россию своей собственной родиной, кто готов беречь её, дорожить ею и кто верит в неё».

«Мы просим всех не заглядывать за бугор, не бегать налево, на сторону и не изменять своей родине, а быть вместе с нами, работать на неё и на её народ, любить её так, как мы, всем сердцем», — призвал Владимир Путин. В общем, о будущем России можно спорить и договариваться. Но спорить и договариваться должны именно россияне — те, кому здесь жить.

«Любим ли мы Россию?» — спросил оратор собравшихся. Ответом было громкое «Да!». Владимир Путин напомнил, что 200 лет назад народ победил в Отечественной войне Наполеона. Но право на своё Отечество нельзя завоевать один раз и навсегда. Никакую победу нельзя завоевать навечно. К вопросу суверенитета своей страны приходится возвращаться в каждую эпоху. А потому «битва за Россию продолжается, победа будет за нами!»

Сила противодействия

Что ещё происходило 23 февраля в столице? Владимир Путин не единственный кандидат на выборах, и его соперники не могли игнорировать празд­ничный повод. Сторонники Геннадия Зюганова вышли на Театральную площадь, а поддерживающие Владимира Жириновского — на Пушкинскую. Коммунистов было чуть больше двух тысяч человек, жириновцев — чуть меньше. Политолог Владимир Шаповалов отмечает: «Митинги оппозиции, которые произошли после парламентских выборов, привели к обратному для этой самой оппозиции эффекту, а именно: электорат Путина мобилизовался и консолидировался. Многие люди, которые, может быть, и не пришли бы на выборы, теперь это сделают обязательно. Эти избиратели проголосуют за Путина, потому что есть вызов. Они видят позитивные изменения, которые происходят в последнее десятилетие, им есть что терять».

Декабрь показал, что меньшинство имеет своё мнение, знает свои права, может себя выразить. И это хорошо. Но в экзаменационном билете по предмету «демократия» как минимум два вопроса, на которые надо ответить. Первый вопрос — есть ли права у меньшинства? Судя по декабрю, да. Часть пожеланий тогдашних митингов была услышана, часть уже становится законами. Но второй вопрос — важнее ли мнение большин­ства, чем мнение меньшинства? Большинство приняло вызов меньшинства и, уважая его права, просто заявило о своих.

Оппозиционеры согласны, что Путин — самый популярный политик в стране. В этом смысле февраль ничего не изменил. Просто показал, как это выглядит в уличном формате на свежем воздухе.

«Я считаю, что Путин — это гарант сильной и стабильной России как во внутренней политике, так и за её пределами, — сказала Татьяна Черникова, социальный работник. — При нём наше государство развивается как сильная и со­временная держава. Я бы хотела, чтобы в такой стране жили мои дети».

«Желаю нашей стране спокойствия и стабильности, именно поэтому я ходила на митинг», — объяснила Ирина Кузнецова, медсестра.

«В принципе не поддерживаю идею митингов, уже несколько устал от них и понимаю молодых ребят, которые идут на митинги оппозиции, — считает Максим Ткаченко. — Но сам пошёл на митинг власти, чтобы выразить таким образом свою гражданскую позицию».

«Ходила на митинг с семьёй, — говорит Вера Никашина, учитель школы № 1929. — Почему? Я работаю учителем и могу сказать, что получаю достойную зарплату, адекватную моему образованию. Что касается организации митинга, могу сказать: было видно, что люди искренне пришли поддержать Владимира Владимировича».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*