«Пора бы уже покаяться!»

.

«Пора бы уже покаяться!»

«Самое страшное наследие советского прошлого заключается в том, что мы разучились слышать друг друга», — считает Александр Прошкин. Его новый фильм «Искупление» участвовал в основном конкурсе «Кинотавра», а теперь вошёл в кинопрограмму открывшегося 34-го Московского международного кинофестиваля.

Чувство Родины

«АиФ»: — Александр Анатольевич, ваш  фильм «Искупление» рассказывает о том, как война разделила людей на жертв и палачей, породила голод, нищету, предательство. Какое значение вы вкладываете в понятие «искупление», рассказывая об этом периоде нашей истории?

                                                               

Досье

Александр Прошкин родился в 1940 г. в Ленинграде. Закончил Ленинградский гос­институт театра, музыки и кинематографии. Снял такие фильмы, как «Холодное лето 53-го…», «Живи и помни», «Доктор Живаго», «Чудо», «Русский бунт», «Михайло Ломоносов», и другие.

А.П.: — Я отношу данное понятие не конкретно к послевоенному времени, а к советскому периоду в целом. За 70 лет советской истории мы как отдельные личности и как общество в целом совершили массу поступков, за которые расплачиваемся до сих пор. Впрочем, история нашей страны — это какое-то бесконечное искупление грехов. В моём фильме «Доктор Живаго» главный герой произносит монолог, в котором говорит о том, что все обрушившиеся на Россию несчастья — это плата за грехи ещё петровского времени и, чтобы они были прощены, должно смениться семь поколений.

Опрос

Время идёт… Поколения сменяют друг друга… Советское время разрушило традиционные устои, породило новую изуверскую мораль. И пусть мы сейчас живём в другой стране, но наша сущность не изменилась, другими людьми мы не стали. Даже в поколении 30-летних, которое толком не застало тот период, советская ментальность присутствует на генетическом уровне. Поэтому мы всё время делим людей на «наших» и «не наших», постоянно выискиваем внешнего врага, ищем пятую колонну. В общем, нам надо снова учиться разговаривать друг с другом, внимательно смотреть друг другу в глаза и спокойно решать, кто мы такие и как жить дальше.

«АиФ»: — А сколько должно пройти времени, что должно произойти, чтобы грехи советского прошлого были наконец искуплены и мы перестали бы всё время оглядываться назад?

А.П.: — Пока не произойдёт национального покаяния, пока общество не придёт к единому мнению относительно советского прошлого и вопросы из серии «Кем был Сталин — эффективным менеджером или кровавым тираном?» перестанут быть поводом для дискуссий, никакое движение вперёд невозможно. Трудно представить, чтобы нем­цы сегодня спорили, кем всё-таки был Гитлер — хорошим управленцем или палачом. Они раз и навсегда решили для себя этот вопрос. Интеллигенция, и кинематографисты в первую очередь, заставила немцев переродиться, и сегодня это одна из самых совестливых наций в мире. Германия прошла этап национального покаяния. Так почему же мы до сих пор не можем покаяться и признать, что миллионы, возможно, самых активных и талантливых соотечественников были уничтожены нашими же руками?!

На истории своей страны вообще мало кто учится, но мы же не просто не учимся, а прин­ципиально игнорируем уроки истории! Мы всё время бросаем вызов судьбе!

[articles: 51538]

У нас сегодня стало принято гордиться нефтью, газом, но при этом мы забываем, что Россию в мире знают прежде всего благодаря её культуре. Так или иначе, но здоровое общество возможно, только когда существуют некие нравственные авторитеты. А когда всё сводится к потреблению, когда всё можно продать и купить, общество деградирует в стадо скотов. Сегодня нам остро не хватает веры в то, что мы идём к чему-то лучшему, к чему-то важному. Без этого движение вперёд, развитие невозможны. Мы постепенно теряем чувство самоуважения — а это для нас губительно. Отсюда и утечка мозгов, и вывоз капиталов.

Самоуважение начинается с чувства сопричастности. Это чувство рождается прежде всего благодаря культуре. Когда ребёнок растёт на родных мультфильмах, сказках, книгах — в нём кристаллизуется чувство Родины. Не казённый патриотизм, а именно чувство Родины, которое носит почти физиологический характер. У нас на отечественную культуру государство практически махнуло рукой. Оно не понимает, зачем ему, например, кино, когда есть телевидение, которое без всякого кинематографа прекрасно дер­жит руку на пульсе электората.

Режиссер фильма Александр Прошкин и актриса Чолпан Хаматова на съемочной площадке. Источник фото: russianlook.com
«Власть оборзела!»

«АиФ»: — В одном из интервью вы сказали: «Если бы Сталин не умер, страна докатилась бы до гражданской войны». Сегодня нередко звучат мнения о том, что мы снова находимся на пороге этой самой войны. Вы согласны?

А.П.: — Однозначно на этот вопрос ответить сложно. Опасность в том, что мы утратили некие нравственные табу. Выросло поколение людей, которые видят по ТВ красивую, богатую жизнь, и, естественно, им хочется заполучить всё и сразу. Любой ценой! В то же время в обществе тем же телевидением беспрестанно поддерживается состояние агрессии. Когда изо дня в день людям показывают кровь, убийства, оружие, насилие — они к этому привыкают. И в реальной жизни насилие их уже не пугает. Более того, они начинают снимать это на мобильники, пытаются разглядеть детали. Это очень плохой симптом — общество теряет иммунитет. Когда кровь — почти бытовое явление, а оружие — норма существования, на горизонте появляется призрак  русского бунта. Бессмысленный и беспощадный он оттого, что в его основе лежат не столько социальные причины, сколько снятие табу, не свобода, а воля и вседозволенность. Человек перестаёт быть ответственной личностью, а становится частью толпы.

«АиФ»: — То есть в будущее страны вы смотрите без оптимизма?

А.П.: — Я этого не говорил. Мне кажется, что симптом выздоровления общества заключается в том, что после многих лет абсолютной депрессии и полного безразличия, особенно среди молодёжи (им вообще всё по фиг было), люди стали задумываться о том, в какой стране они хотят жить. Мои студенты-первокурсники снимали митинги на Болотной и монтировали мини-фильмы.

[articles: 52027]

Когда я посмотрел их работы — увидел поразительную для себя вещь: в этих митингах чётко чувствуется молодая энергия очень положительного заряда. Там нет агрессии, а есть жажда человеческого братства! Люди задаются вопросом: «Почему нас не слушают?! Почему с нами не хотят разговаривать?!» Это очень хорошо, если митинги в итоге приведут к диалогу. Власть имущие, конечно, совершенно оборзели! Я имею в виду тот огромный нарост чиновников, которые высасывают страну. Самое страшное наследие советского прошлого заключается в том, что мы разучились слышать друг друга. Думаю, власть считает, что, если она пойдёт на диалог, её позиции ослабнут. Странно, что она не понимает другой очевидной вещи: если диалога не будет, она рухнет тем более, причём в ближайшее время.

Те, кто сейчас не живёт, а выживает, пока молчат, пока находятся на стороне власти. Они верят и ждут, что власть им чего-нибудь подкинет. Власть же кормит их обещаниями. Сколько это продлится? Не думаю, что долго. Любое сколько-нибудь значимое экономическое ухудшение может стать детонатором в масштабах всей страны. И силовыми методами ситуацию не выровняешь. В XXI веке стрелять в свой народ не получится. Основные капиталы наших власть имущих находятся на Западе. И если эти власть имущие прикажут стрелять по своим, Запад этого не простит — не вернёт ни цента, не даст убежища. Получается замкнутый круг, разо­рвать который может только диалог. Успокоиться нам надо. Выйти из состояния латентной, вялотекущей гражданской войны.

Хватит «красных» и «белых», «наших» и «не наших». Хватит зажимов оттепелей и застоев. Надо спокойно, шаг за шагом двигаться к обществу взаимного уважения и приоритета человеческого достоинства.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*