«Повода для драки нет!»

.

«Повода для драки нет!»

Так получается, что Мерзликину нередко достаются роли защитников Родины. В его кинокарьере сериал «Призвание», где Андрей сыграл пограничника, «Штрафбат», «Утомлённые солнцем-2», а за роль начальника заставы Кижеватова в фильме «Брестская крепость» Мерзликин получил премию ФСБ. Недавно на экраны вышла военная драма «Четыре дня в мае», где актёр опять-таки сыграл советского офицера. Возможно, картина эта вызовет массу споров — уж больно сложная тема там затронута: как весной 1945 года горстка наших солдат уже на территории Германии охраняет от наших же бойцов приют, где укрылись три десятка осиротевших немецких девочек…

Выбор есть всегда

- Андрей, слоган фильма звучит так: «Иногда граница проходит не между своими и чужими, а между добром и злом». Вам не кажется, что человек всё-таки больше склонен делить мир на своих и чужих, нежели разбираться, где добро, а где зло?

- Так и есть. «Кто не со мной, тот против меня», — говорится в Библии. Другое дело, что одни идут по пути созидания и добра, а другие — по пути разрушения, что и есть зло. В фильме, сюжет которого основан на реальных событиях, мы показываем ситуации, в которых погоны, звания, знаки отличия, приказы становятся неважны. На первый план выходят человеческие качества. История о том, как наши солдаты защищали немецких детей от наших же солдат, причём при участии беглых пленных немцев, — наглядная иллюстрация того, что даже в самых страшных и тяжёлых условиях у человека всегда есть выбор между добром и злом.

- «Дети — самое дорогое, что у нас есть», — говорим мы. Почему же допустили, что дети сегодня сплошь и рядом стали объектом насилия? Сложно представить, чтобы в большом городе ребёнка отпустили гулять одного, как это было в нашем советском детстве…

- Чувство страха возникает, когда мы не понимаем что-то или не успеваем разобраться в этом… Так происходило все последние годы так называемой демократизации общества. Развитие рынков, бизнесов, сфер влияния было таким стремительным, что не все успели осознать, в каком же обществе мы очутились. Решения сегодня принимаются мгновенно, дела делаются быстро. Город заполнился людьми, которые соответствуют предлагаемой «идеологии»: человек человеку брат, товарищ и друг только на выгодных для него самого условиях. Многие приезжие оказываются втянуты в междоусобные конфликты за территории влияния, а так называемое местное население не имеет возможности проявить гостеприимство в связи со «стеснёнными» обстоятельствами города, в котором они живут. Всё это не способствует созданию атмосферы гармонии и доверия. Но искать виновных намного глупее, чем пытаться запустить процессы стабилизации.

- Вы не только актёр по образованию, но ещё и экономист. Знание законов экономики позволяет вам делать какие-то прогнозы относительно того, что же будет с мировой экономикой или с вашей личной?

- Чтобы делать какие-то прогнозы, нужно не столько знание экономики, сколько умение анализировать ситуацию, ход истории, духовные приоритеты, человеческий фактор. Точнее скажу так: необходим глубокий жизненный опыт, основанный на фундаментальных знаниях о том, как должно быть, как могло бы быть и почему это не так. (Смеётся.) Сами законы экономики не меняются, меняться может распределение капитала. И мы, рядовые граждане, на эти процессы влиять практически не в состоянии. Мы даже предположить не можем, что за стратегии разрабатываются на верхних ступенях геополитики. Другое дело, что рано или поздно мы все ощутим на себе их последствия.

 

РИА новости

 

Герои у всех свои

- Недавно показывали встречу Путина с доверенными лицами. Лица сплошь узнаваемые — можно сказать, культурная элита страны. Как вам кажется, в данной ситуации кто кому больше нужен — интеллигенция власти или власть интеллигенции?

- Я не видел этой встречи, так что мне сложно комментировать. Тем более я как актёр, то есть человек публичный, должен быть сдержан в своих политических высказываниях. У меня есть позиция и свои представления о долге, но они проявляются только в диалоге, стараюсь не навязывать никому своё видение проблем. Могу сказать одно: я наблюдаю процесс становления интеллигенции в современной России и надеюсь, что она проявится и оформится как класс как раз благодаря всем этим митингам. То, что на улицы вышли люди образованные, креативные, с пониманием или, по крайней мере, с ощущением того, что они понимают что-то в современном политическом мироустройстве, — это уже положительная тенденция. Интеллигенция в широком значении этого слова, наверное, действительно должна быть оппозиционной власти. Это полезно для всех! Тут главное, чтобы не накапливалась критическая масса, не дошло до объявления войны. Я вообще предпочитаю, чтобы люди объединялись в мирных целях. А цели и настрой у народа, по моим ощущениям, сейчас самые что ни на есть мирные. Это даёт повод для оптимизма. Главное — избежать столкновения тех, кто ходил на Болотную, тех, кто был на Поклонной, и тех, кто дома сидел. Поводы для обсуждения есть, а для драки — нет. Принцип моего существования — избегать категоричности и поиск золотой середины.

- Ещё пару лет назад шли разговоры об отсутствии героя нашего времени, о том, кто и как его должен искать. Сегодня говорят уже об отсутствии новых общественных и политических лидеров. Почему же ни новых героев, ни новых лидеров найти так и не удаётся?

- Потому что, несмотря на начавшиеся процессы объединения, у людей всё-таки разные системы координат. В этом смысле мы действительно разрозненны, расколоты. Это касается всех сфер: и кино, и театра, и СМИ, и политики, и самого общества. В конце концов, у людей разные приоритеты, разные ценности, разные герои. Кому-то нужен Бог, а кому-то нет. Кому-то нужна ювенальная юстиция, а кто-то от неё только страдает. Когда нет единой системы координат, соответ­ственно, нет и единого героя, лидера. Сложившаяся ситуация его просто не может породить.

А вообще новых лидеров у нас сейчас априори нет и быть не может. Появляются люди, которые чистят авгиевы конюшни, то есть возлагают на себя труд, который далеко не каждому по силам. Если кто-то думает, что власть или даже любая попытка встать во главе общества или той же оппозиции — это большое удовольствие, приятное времяпре­провождение, он глубоко ошибается. Власть — это тяжелейшее испытание человеческого духа, которое ещё никто не прошёл, не замарав в той или иной степени рук. Высоцкий хорошо сказал: «Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков».

Читайте также:

Андрей Мерзликин: «Бумер» меня не «звезданул»

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*