Пробить мячом стену

.

Пробить мячом стену

Вокруг Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека в последнее время кипят бурные страсти.

Часть его членов, известные правозащитники, написали заявления о выходе, кто — протестуя против сомнительных инициатив власти, кто — возмущаясь изменениями в порядке формирования совета. Но слухи о его скором роспуске оказались преувеличенными, хотя председатель совета Михаил Федотов пообещал покинуть пост, если в нём не окажется кворума. И все знают, что слов на ветер он не бросает: в 1993 г. прямо в зале Верховного совета России Федотов написал заявление об отставке с поста министра печати, когда депутаты проголосовали за введение элементов цензуры.

Кого дубасить?

«АиФ»: — Михаил Александрович, ощущаете ли вы сегодня усиление репрессивного уклона в стране? Многие считают, что после ступора, вызванного первыми зимними митингами, власть перешла в контр­атаку на гражданское общество.

                                                               

Досье

Михаил Федотов родился в 1949 г. в Москве. Закончил юрфак МГУ, доктор юридических наук, профессор. В 1992-1993 гг. — министр печати и информации РФ. С 2010 г. — советник Президента РФ и председатель совета при главе государства.

М.Ф.: — Это очень упрощённое представление. Оно учитывает только скандальные инициативы — закон о митингах, об НКО, о клевете. Но не учитывает все те указы, которые были изданы в последнее время, и в первую очередь указ № 601. Он предусматривает, что вся система власти должна стать значительно более демократичной. Появится, например, институт общественной инициативы, когда законопроект может родиться в результате обсуждения в Интернете. Войдёт в практику проведение публичных консультаций сроком не менее 60 дней по проектам нормативно-правовых актов. Проекты законов будут выкладываться в Сети для обсуждения…

Власть пытается пойти навстречу рассерженным горожанам в одном и выдавить их — в другом. Правда, это выдавливание идёт крайне неудачно. Тот же закон о митингах, я считаю, может породить совершенно абсурдное правоприменение.

«АиФ»: — Да уж, Людмила Алексе­ева решила согласовать с мэрией празднование дня рождения. Другие подают заявки на «шествие в магазин за батоном», «совместное ожидание автобуса» и пр. Закон превратили в посмешище!

М.Ф.: — Власть придумала эти по­правки, чтобы бороться с новым явлением типа «Оккупай Уолл-стрит». А что вышло? Следуя букве этого закона, согласовывать с властями теперь нужно похоронную процессию, проведение свадебных гуляний и т. д. Это смешно… Применять насилие в отношении даже несанкционированной публичной акции, если она сама не несёт в себе насилия (никто не бьёт стёкол, не переворачивает машины и т. п.), неконституционно. Всё, что можно, — это попросить граждан разойтись, составить протокол на организаторов. Но дубасить людей, которые никого и ничего не трогают, — это уже за гранью.

Или взять дикий размер штрафов за нарушения в ходе митингов. Он не соотносится не только с российскими зарплатами, но и с азами юриспруденции. Ну нель­зя устанавливать «уголовный» размер штрафов — десятки, сотни тысяч рублей — за административные правонарушения!

«АиФ»: — Митинговая стихия утихнет или протест будет набирать силу, подпитываясь раздражением от повышения тарифов, цен и пр.?

М.Ф.: — Усиление протеста возможно. Но здесь важно понять: а что должна делать власть? Запрещать акции протеста или, наоборот, идти навстречу требованиям общества? Я считаю — надо идти навстречу. Это же НАШЕ общество, люди на митингах выражают потребности НАШИХ граждан. Это ни в коем случае не антигосударственная или антиобщественная деятельность. Хотя активность должна выражаться не только в митингах. Нам нужно по всем направлениям развивать гражданское общество. Всюду создавать его ячейки: клубы самоуправления, саморегулируемые организации… Общество должно превратиться в огромный набор таких структур. И процесс уже идёт.

Агенты кругом?

«АиФ»: — Если Запад даёт нашим НКО деньги, скажем, на наблюдение за выборами — это вмешательство в политику?

М.Ф.: — Нет. Власти сами заинтересованы в том, чтобы выборы у нас были честными. Значит, должны приветствовать любую помощь в этом направлении.

«АиФ»: — А они теперь говорят: хорошо, берите эти поганые западные день­ги, но только поставьте себе на лоб клеймо «иностранный агент». Похоже на издевательст­во…

М.Ф.: — Конечно, стремление унизить налицо. Хотя важнее обеспечить реальную публичную открытость НКО. Конечно, НКО уже сейчас отчитываются перед государством за каждую копейку. В этом плане закон просто избыточный. А вот понятие «иностранный агент» имеет далеко идущие последст­вия. Кто имеется в виду? Организация, получающая деньги от иностранного государства и так или иначе участвующая в делах Российского государства. Но в таком случае к иностранным агентам мы можем причислить некоторые министерства, которые получают деньги, например, на обеспечение безопасности ядерных объектов. Или многие наши вузы, которые получают иностранные гранты. По первоначальной версии закона даже РПЦ попадала в категорию иностранных агентов. Но это же абсурд! Я предложил президенту длинный перечень поправок; некоторые из них он передал в Думу, и они были приняты.

«АиФ»: — Власть подозревает Запад в попытке её ущемить, помочь её конкурентам. Разве она не вправе защищаться?

М.Ф.: — Политическая конкуренция в стране должна быть. Иначе — застой. У нас же не диктатура, по Конституции Россия — демократическое, правовое государство. Программа в наш государственный организм заложена правильная, просто порой настройки сбиваются… Возникает соблазн избавиться от конкуренции, от оппозиции: без неё, мол, проще. Согласен: до поры до времени намного проще, но только потом всё разваливается.

«АиФ»: — Дело «Пусси Райот» раскололо общество. Девиц, спевших в храме антиправительственную песню, одни призывают покарать, другие — отпустить. Ваше мнение?

М.Ф.: — Это дело — прекрасный пример того, как из ничего возникает проблема. Девушки давно добивались популярности. Они уже пели на крыше автобуса, ещё где-то… При этом их вокальные данные меня лично не впечатляют, музыка тоже. Прямо скажем, не «Битлз». Девиц почти никто не замечал, пока они не догадались прийти с «панк-молебном» в храм Христа Спасителя. С точки зрения закона это мелкое хулиганство. С моральной точки зрения — богохульство. Статья «богохульство» в уголовном законодательстве России была — в XIX веке. Но с тех пор как Россия стала светским государством, статью убрали. И получается, во-первых, что участниц «Пусси Райот», угрожая дать им 7 лет тюрьмы, судят по законам позапрошлого века. А во-вторых, создают им незаслуженную славу. Ещё чуть-чуть, и о девицах будут говорить на Генассамблее ООН. Поэтому чем быстрее их освободят, тем лучше.

Окна возможностей

«АиФ»: — Работает ли у нас обратная связь между властью и обществом? Проще ли стало — в том числе вашему совету — достучаться до высоких чиновников?

М.Ф.: — Что-то получается, что-то нет. Но не надо опускать руки. Есть в квантовой физике такое понятие — туннельный эффект. Представьте: у вас в руке теннисный мячик, которым вы должны пробить бетонную стену. В обычном мире это невозможно, а в микромире — реально. Потому что в этой символической бетонной стене время от времени открываются окошечки — то там, то здесь. Открылось — закрылось. Вы попадаете мячиком в открывшееся окно, и он пролетает стену насквозь. Вот скажите, можно ли было в тоталитарном государстве принять закон о свободе печати? Нет. Это как пробить бетонную стену мячом. Но мы это сделали! В 1988-м мы написали проект закона, в 1990-м он был принят. А в 1991-м стена рухнула.

«АиФ»: — Ну так бюрократия учится на ошибках. Второй раз «подорвать основы» могут и не позволить.

М.Ф.: — Они учатся, но и мы должны учиться. Нужно продолжать бить теннисным мячом в стену, но не механически, а с умом. Понимать, где «окно возможностей». И знать, как двигаться, когда оно снова откроется. А оно наверняка откроется. Как пел Булат Окуджава, чей автограф висит у меня на стене в кабинете: «Не оставляйте стараний, маэстро, не убирайте ладони со лба». Для сохранения здоровья, конечно, проще бросить мячик, выйти из игры. И семье было бы спокойнее, и сам я смог бы больше времени уделять внучке… Но, продолжая игру, можно много чего добиться. Поэтому не будем оставлять стараний.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*