Путин! Легитимная победа уже в первом туре

.

Путин! Легитимная победа уже в первом туреПобедитель…

Прозрачные урны, 180 тысяч видеокамер на избирательных участках, сотни тысяч (а, по некоторым данным, до 1 млн) наблюдателей как от российских, так и от международных организаций — всё это не оставило шансов на заявления о нечестности выборов. Легитимность их итогов подтвердили и оппоненты В. Путина Сергей Миронов и Владимир Жириновский, позвонившие в первые часы и поздравившие будущего президента с уверенной победой. В понедельник все кандидаты, за исключением Геннадия Зюганова, встретились и обсудили итоги выборов. «Боевые действия» закончились, — миролюбиво заметил в начале встречи В. Путин. — Прежде всего хотел бы вас поблагодарить всех за поздравления. А ещё за то, что, на мой взгляд, эта избирательная кампания при всей её жесткости была лишена непомерной грязи, как бывало у нас в прежние времена, проводилась достаточно корректно и интеллигентно».

Опрос

Выборы на этот раз прошли на фоне значительно возросшего интереса общества, по крайней мере, жителей больших городов, к политике. Кампания явно запомнится уровнем политической риторики, остротой дискуссий в СМИ, в которых приняли участие как системные, так и несистемные политики. «Внешний» антураж тоже был непривычен: после сомнений в результатах недавних думских выборов большинство российских избирательных участков были оборудованы видеокамерами. Они транслировали картинку происходящего на участках прямо в Интернет. Единичные нарушения не повлияли на общий итог. Оппозиция сообщала о нескольких тысячах различных нарушений. Но, по словам главы Центризбиркома Владимира Чурова, вряд ли на 96 тыс. избирательных участков число нарушений «превысит величину в 300 единиц». То есть получается, что общее количество сомнительных участков составляет всего около 0,03%. Глава ЦИК также пояснил, что по всей стране было выдано лишь около 1,5 млн открепительных удостоверений. Даже если чисто гипотетически предположить, что все они были использованы для голосования за В. Путина, то общая прибавка составит ничтожно малую величину. Всего за премьер-министра отдали голоса 45 млн 602 тыс. избирателей, объём «открепительного голосования» — чуть более 3% от этого количества. Впрочем, утверждать, что все, кто голосовал по открепительным, голосовали за Путина, — очевидная натяжка. И прямое оскорбление тех, кто вынужденно голосовал не по месту прописки за других кандидатов.

…и проигравшие
                                                               

Всё  неймётся?

Несмотря на в целом позитивные оценки прошедших в РФ выборов, прозвучавших из уст большинства зарубежных наблюдателей, были и иностранцы, которые не упустили шанс в очередной раз возвести «тень на плетень». Так, например, глава делегации наблюдателей ОБСЕ  Хайди Тальявини усомнилась в справедливости выборов и обвинила избиркомы в несоблюдении процедур. Впрочем, эта организация традиционно использует любой повод, чтобы раскритиковать политическую систему России. 

Одним из главных сюрпризов стал третий результат политического «новичка» Михаила Прохорова. Эксперты сходятся во мнении, что большую роль сыграл его статус «на новенького», ему удалось ответить на запрос избирателей на новые лица. Впрочем, этого было бы недостаточно, чтобы обойти Владимира Жириновского. «В обществе был запрос на либеральную политику, «партию среднего класса», — объясняет Дмитрий Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций. — Это первая часть прохоровских избирателей. Вторая часть — либерально настроенный электорат больших городов. Для него оказались не так уж важны связь Прохорова с «воровским капитализмом» или его личная репутация, в которой есть «куршевельская история».

«Сейчас Прохоров может конвертировать своё выступление на президентских выборах в мощную раскрутку своей политической партии, — говорит Михаил Виноградов, президент Фонда «Петербургская политика».  По мнению Дмитрия Орлова, ярко проявившиеся в массовых акциях протестные настроения помогли не только Прохорову, но и Путину — «на контрасте» мобилизовать и консолидировать свой электорат.

«Жириновский на этот раз был скорее агрессивен, чем ярок, — рассуждает М. Вино­градов. — Единственный капитал Миронова после столь слабого результата — парламентская фракция в Госдуме. Это, впрочем, неплохой капитал, если предположить, что роль Думы в политике станет более значимой. Результат Геннадия Зюганова оказался в целом ожидаемым, но к нему теперь есть вопрос: сможет ли он оставить за собой роль главного оппозиционера или упустит её в пользу «новых протестующих»?»

По мнению Орлова, Зюганов, оказавшись единственным кандидатом, который пока ещё не признал результатов выборов, уже начал эту борьбу: «КПРФ выбрала игру на обострение, даже оценки самых «скептичных» наблюдателей оказались сдержаннее того, что сказал о выборах Зюганов (а он с ходу, ещё в воскресенье, не признал их «ни честными, ни справедливыми». — Ред.). Надеюсь, что это заявления, сделанные не ради обост­рения ситуации и перехода к насилию, а ради политического торга. Тем временем результат самого Зюганова, несмотря на второе место и сохранение базового электората, можно считать поражением: 17,2% — заметно меньше того, что получила на выборах в Госдуму его КПРФ. Итог выборов стал «звоночком» и для Владимира Жириновского — о том, что, может быть, политическую карьеру пора завершать и искать для партии новых лидеров».

Впрочем, возвращаясь к победителю, остаётся добавить только одно: расслабляться, почивать на победных лаврах ему сейчас не приходится. «Мы показали, что наши люди в состоянии легко отличить желание к новизне, к обновлению от политических провокаций, которые ставят перед собой только одну цель — развалить российскую государственность и узурпировать власть, — заявил В. Путин участникам митинга, собравшимся у стен Кремля вечером 4 марта. — Российский народ сегодня показал, что такие сценарии на нашей земле не пройдут». Однако желающие «развалить» и «спровоцировать» никуда не делись. Итоги выборов, как показали первые же митинги оппозиции, прошедшие после голосования, некоторыми противниками В. Путина были восприняты как сигнал к усилению давления (о том, чего добиваются митингующие в статье: Эволюция протеста). Но власть, которая заручилась мандатом народного доверия, теперь будет сложнее испытывать на прочность.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*