Раскаты победы

.

Раскаты победы

Отгремели предвыборные страсти. Отшумели митинги. Народу выданы тонны обещаний, нарисованы горы грядущего счастья. Но что кроется за этими горами? Какая она — настоящая, а не макетная Россия?

Предвыборная кампания со всех сторон была сильно политизирована. Политика явно преобладала над жизненными реалиями. Много говорилось об архаичности политической системы, о том, что нужна коренная реформа партийной жизни, о необходимости впустить в политику новые силы, «дать больше кислорода» в кремлёвские коридоры. Политическая дискуссия часто выходила за грани разумного. Хорошо, что словесная конфронтация закончилась без свойственного «широкой русской душе» мордобоя, стенки на стенку, без «ритуальных жертв» и ввода в действие патриотично настроенных танкостроителей. Никто, слава богу, не убит ни в Москве, ни под Москвой, ни в регионах. И это свидетельство того, что Россия переболела бунтами, революциями, кровью. Что и население, и политики, победители и побеждённые, согласные и несогласные едины хотя бы в том, что России нужен социальный мир. А о том, по каким чертежам его сооружать, — об этом можно спорить.

После праздника
                                                               

Опрос

Нельзя не признать, что предвыборная кампания проходила в изменившихся условиях. После десятилетия политического застоя (с надоевшими лицами и тухловатыми партиями) подготовку к выборам и сами выборы население, особенно молодёжь, воспринимало почти как празд­ник. Временами было такое ощущение, что и сама власть, заплесневевшая в своей неподвижности, была готова принять участие в этом празднике.

Но праздник не может продолжаться долго. В том числе и для победителей. Продемон­стрированное на Манежной площади «головокружение от успехов» — краткосрочный празд­ничный недуг. Когда завезённые в Москву на профсоюзных автобусах участники «парада победителей» вернутся домой, они увидят на работе, на улице, во дворах, в магазинах, на своих столах совсем другую жизнь — очень непохожую на ту, которую им показали на лазерных экранах в Москве.

С этой же жизнью, но на другом уровне столкнётся и главный победитель выборов. Когда, вернувшись в знакомый ему кремлёвский кабинет, он выглянет в окно, его взору предстанут не тысячи людей, кричащих «Путин! Путин!», и не море победных знамён. Он увидит прежде всего заросшее бурьяном русское поле, которое ему предстоит «мотыжить», и разбитые русские дороги, по которым ему предстоит вести ещё раз поверивший в него народ.

Смысл победы

Если избранный президент правильно, без иллюзий понимает смысл своей победы, то он, конечно, осознает, что эта победа не победа над бессильной оппозицией и пересидевшими срок годности лидерами. Победа на выборах — это прежде всего бремя ответственности, которую ему придётся нести на глазах у проснувшегося и критически настроенного общества. Запас простодушной и нетребовательной народной любви, которая сопровождала Владимира Владимировича в предшествующий период, на исходе. Одна из женщин, которая приезжала в Москву из Калуги в составе профсоюзного автобусного десанта, прислала в редакцию частушку, которую пели по пути назад её подвыпившие калужские «товарки». Мы не приводим слов частушки, поскольку они на грани русского заборного фольклора. Но по сути своей она даёт представление о том, что поэтический период в отношениях кремлёвских властителей и народа подходит или уже подошёл к концу. Наступает время реальных дел, резких слов: время политической прозы. Люди перестали реагировать на страшилки о злодеях-олигархах, о «лихих 90-х» или о ельцинских загогулинах. Население бесит не наследие эпохи Горбачёва и Ельцина, а коррупционный размах нынешней власти, масштаб почти официального воровства и на фоне этого — расслоение общества на жирующие верха и бедствующие низы. Народ обозлён, разочарован.

Едва ли в предстоящие В. Путину кремлёвские годы общество будет снисходительно выводить его за пределы ответственно­сти. В. Путину придётся менять не только суть политики, но и свой фирменный стиль. И если телевидение будет по-прежнему рисовать сказочно-романтиче­ский образ вождя — на татами, на породистом скакуне, за штурвалом боевого самолёта, в обнимку с крутыми «байкерами» или с античной амфорой, — то склонный к охальной частушке народец, пожалуй, и в самом деле спросит: а остаётся ли у любимого вождя время, чтобы «мотыжить» на русском поле, и есть ли у него силы заставить пахать ожиревших министерских жеребцов?

Трудный список

Недавние социологические опросы дают представление о том, каков нынешний запрос населения к власти. И, соответ­ственно, к президенту, который олицетворяет эту высшую власть. Обращает на себя внимание то, что в отличие от требований, которые в последние месяцы звучали на московских и питерских митингах, чистая политика волнует население значительно меньше, чем вопросы, касающиеся прозы народной жизни. У населения иные страхи, чем у самой власти или у оппозиции. Власть пугает население иностранцами-колонизаторами (вот они придут и станут расхищать богатства нашей страны), а люди боятся произвола и некомпетентности своих доморощенных начальников.

Власть запугивает население гражданской войной и распадом России, а люди в это не верят и страшатся безработицы и обнищания. Оппозиция пугает страну диктатурой, политическими репрессиями, переделом собственности, а население боится роста преступности и нарастания неопределённости для своих детей.

*   *   *
Когда колонны автобусов, привозивших в столицу сторонников В. Путина, пересекают границы Московской области, то из окон им видны совсем другие пейзажи и горизонты, чем те, которыми они краткосрочно полюбовались на Манежной площади и на Тверской. Россия подморожена не зимой. Россия подморожена бедностью. И на фоне этой бедности идёт деградация нации, её творческого потенциала, её политической воли. В течение уже нескольких поколений воспроизводится бедность российских семей, и на этом фоне тают перспективы роста будущего человеческого потенциала. В депрессивных регионах сформировалась характерная для затяжной бедности субкультура бытового и социального поведения — пьянство, нежелание работать, насилие в семье, социальное иждивенчество, детская беспризорность, политическое невежество и как следствие — безразличие к тому, что происходит в стране. Путин много ездит по стране и, судя по всему, не питает иллюзий по поводу того, что предстоящее шестилетие будет украшено одними комплиментами и победными улыбками.

Ваше мнение

Имеет ли власть реальное представление о жизни простых людей?

Отправьте на номер 2151 SMS следующего содержания: «Аиф пробел число»

Да — Аиф 21
Нет — Аиф 22
Другой вариант — Аиф 23 (Здесь вы можете написать свой комментарий по данному вопросу.)

SMS платные. Средняя стоимость SMS 3,5 руб. (подробнее здесь).
Сообщения принимаются до 12.00 19 марта.

 

 

Вячеслав Костиков
директор аналитического центра
«Аргументы и Факты»

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*