Реакторный «стресс»

.

Реакторный «стресс»

На днях Ростехнадзор выпустил доклад с оценками защищённости российских атомных станций.

Землетрясение, а за ним и огромной высоты цунами обрушились на побережье Японии 11 марта. Реакторы стоящей на берегу атомной станции Фукусима были сразу же остановлены. Однако вода залила дизельные генераторы: даже заглушённый реактор нужно ещё несколько дней «расхолаживать» с помощью мощных водяных насосов. Из плавящихся «внутренностей» станции начал выделяться водород — на станции прозвучало несколько мощных взрывов. Раскалённое ядерное топливо проплавило стенки реакторов.

Стресс-тест

Авария в Японии заставила атомщиков во всём мире проанализировать, насколько работающие станции готовы выдержать разнообразные удары стихии. Так называемые стресс-тесты «Росатом» на своих станциях провёл одним из первых. Как рассказывал глава госкорпорации Сергей Кириенко, специалисты оценивали устойчивость систем и профессионализм персонала даже в таких невероятных ситуациях, как, например, смерч, который опустошает пруд-­охладитель.

Как говорится в опубликованном на днях докладе «Ростехнадзора», для отдельных АЭС требуется выполнение дополнительных уточняющих расчётов в отношении стойко­сти строительных конструкций к сильному ветру и экстремальным снеговым нагрузкам. Однако проведённые стресс-тесты российских атомных станций подтвердили проектную защищённость АЭС от внешних природных и техногенных ударов, а по некоторым энерго­блокам — речь о современных реакторах ВВЭР 1000 — даже и запас прочности при запроект­ных сейсмических воздейст­виях. Специалисты надзорной службы пришли к выводу: большинству российских АЭС не опасны возможные затопления, вызванные, например, экстремальными осадками. Там же, где такая возможность теоретически существует, негативное влияние на безопасность АЭС будет компенсировано новыми мерами. Закупка «запасных» мобильных дизель-насосов началась ещё прошлой весной, дополнительными техническими средствами будут оснащены все АЭС.
Кроме того, в «Росатоме» примут дополнительные меры для отвода водорода, который может образовываться в нештатных ситуациях. В «Ростехнадзоре» отметили, что на АЭС современных проектов уже предусмотрены, к примеру, системы контроля концентрации и удаления горючих газов внутри защитной оболочки реактора. Однако теперь все энергоблоки АЭС оснастят системами водородной взрывозащиты и контроля горючих газов.

[articles: 41545,41895]

Стратегия безопасности

«Модернизация, особенно если речь идёт о реакторах давно построенных станций, — это постоянный, почти непрекращающийся процесс, нормальная практика для России, — говорит Рафаэль Арутюнян, первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, доктор физико-математических наук. — Кроме того, идёт и опережающее усовершенст­вование новых проектов — «АЭС-2006». На наших новых станциях уже устанавливаются, например, ловушки расплава (расплавленного топлива) — это делаем только мы. Одновременно разрабатывалась и пассивная система, которая без внешних источников питания обеспечивает охлаждение реакторов. Сначала работа этой системы предусматривалась в течение 24 часов, теперь — 72 часов». Эксперт обращает внимание на необходимость постоянно доказывать соответствие современным факторам: «Но у нас в стране это не просто соблюдение норм и буквы закона, это стратегия безопасности».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*