Реформа без косметики

.

Реформа без косметики

Политическая реформа, идущая в России, не обойдёт стороной и Совет Федерации. А о том, как лучше его преобразовать, там решили спросить самих граждан, рассказала «АиФ» председатель верхней палаты Валентина Матвиенко.

«Фильтр» законам

«АиФ»: — Валентина Ивановна, когда-то в Совете Федерации заседали «тяжеловесы» — руководители регионов. Их позиция порой отличалась от мнения депутатов Госдумы и даже Кремля. Потом в Совфед начали делегировать назначенцев, и голос палаты стал звучать всё тише. Кто-то даже предлагает упразднить «лишнюю» палату — хватит, мол, нам одной Думы…

В.М.: — Прежде всего я бы сказала так: в последнее время голос Совета Федерации снова стал звучать громче и весомее. А что касается упразднения… Двухпалатный парламент — это не изобретение России. Такие парламенты в мире работают уже века. Нижняя палата отражает интересы избирателей через партии, а верхняя — это палата регионов. Все принимаемые законы она оценивает с точки зрения их интересов. Мы будем повышать роль палаты как законодательного «фильтра» — делать всё, чтобы ни один «сырой» закон не прошёл. Уже сейчас сенаторы участвуют во всех рабочих группах правительства, Госдумы — в «нулевых» чтениях законо­проектов. Каждую неделю они выезжают в регионы, чтобы постоянно держать руку на пульсе их жизни, чувствовать его ритм. И когда принятый Думой закон поступает к нам, мы уже знаем, отвечает ли он интересам регионов, в какой мере. За последнее время несколько законов мы были вынуждены отклонить.

«АиФ»: — И всё же, не было ли идеи вернуться к старой схеме формирования Совета Федерации, чтобы повысить его политический вес?

В.М.: — Нет. Вот сейчас многие говорят: мол, когда в Совете Феде­рации заседали губернаторы, это был настоящий, боевой орган. Но на самом деле эффективно совмещать деятельность губернатора или руководителя Законодательного собрания с работой в парламенте страны невозможно. Вместо губернаторов и спикеров в Москве тогда постоянно работали только их помощники, а сенаторы изредка приезжали на пленарные заседания. Сегодня эта схема неприемлема. Но и нынешний порядок нас тоже не устраивает. Жители регионов сегодня, по сути, не участвуют в формировании Совета Федерации.

«АиФ»: — Значит, остаётся выбирать его членов всем населением?

В.М.: — Конституция не предусматривает прямых выборов сенаторов. Там прямо сказано: «Госдума избирается, а Совет Федерации формируется» — один представитель от законодательной, другой — от исполнительной власти региона. Если сенаторов выбирать как депутатов Госдумы, то чем они будут отличаться? Кроме того, представьте ситуацию: губернатор избирается от одной партии, а сенатор, обязанный представлять его интересы, — от другой. Как они будут друг с другом работать? Перебрав массу вариантов, изучив опыт других стран, мы предложили другой путь. А именно: поскольку губернаторы теперь будут избираться, то каждый из них, идя на выборы, будет предлагать избирателям 3 кандидатов в сенаторы. И, голосуя за того или иного претендента в губернаторы, люди «в пакете» с ним выберут и того человека, который будет представлять исполнительную власть региона в верхней палате. Сенатор, избранный заодно с губернатором, получит мандат доверия жителей региона на 5 лет. Это важно, потому что сегодня сенатора могут направить, а через полгода отозвать — работать в подвешенном состоянии нелегко. Новый механизм повысит стабильность состава палаты и его качество. Очевидно, что любой потенциальный губернатор будет предлагать от своего имени наиболее ярких, достойных кандидатов в сенат.

«АиФ»: — Представители губернаторов — это половина состава Совфеда. Из кого будет состоять другая?

В.М.: — Вторую половину, как и сейчас, региональные парламенты будут формировать из своего состава. Каждый из депутатов проходит выборы у себя в регионе, поэтому его сенаторский мандат будет таким же полновесным.

«АиФ»: — Совет Федерации часто критикуют за обилие в нём «варягов» — людей, не имеющих «кровной связи» с теми регионами, которые они представляют. Будет ли в новом законе прописана обязательная для сенаторов «привязка к местности»?

В.М.: — Я всегда считала практику назначения «варягов» по меньшей мере спорной: интересы региона должен представлять житель этого региона. Когда сенатор с трудом находит на карте страны деле­гировавший его регион, это ненормально. Поэтому в проекте закона прописана норма: кандидат в сенаторы должен не менее 5 лет прожить в данном субъекте. То есть, например, житель Архангельской области не станет сенатором от Волгоградской области. Исключений будет немного. Скажем, дипломаты или военные: они часто вынуждены менять место службы. Или лица, которые были назначены на предыдущую должность указом президента. Право попасть в список кандидатов получат и те, кто уже представляет интересы региона в верхней палате.

Все цвета политики

«АиФ»: — Вы решили вынести «меры по совершенствованию деятельности Совета Федерации» на общественное обсуждение. Что это — дань «демократической моде»?

В.М.: — Любая реформа в государст­ве, если она проводится келейно, без участия населения, обречена на провал. На сайте Совета Федерации мы предложим высказаться всем заинтересованным гражданам — какой они видят роль палаты в государственном устройстве, что можно было бы изменить. И, полагаю, впредь такой механизм станет нормой: важнейшие законы, затрагивающие интересы, условия жизни всех граждан или значительной их части, будут широко обсуждаться. Это один из механизмов включения общества в управление страной. Если люди почувствуют свою сопричастность к принятию решений, у них возникнет совершенно другое отношение к власти. Сегодня в этом отношении есть некое отчуждение, его надо преодолеть — без опоры на граждан власть не сможет эффективно работать.

                                                               

Опрос

«АиФ»: — Недавно Совет Федерации одобрил закон, по которому для создания партии хватит 500 человек. Как это изменит политический ландшафт России?

В.М.: — Предложенные президентом меры по развитию политической системы — это действительно не косметические, а кардинальные изменения. Закон о партиях — очень либеральный. Сколько было критики — мол, власть хочет раздробить оппозицию и т. д. Но, господа, разве вы не за это боролись? Нужно оживить политическую жизнь.
Да, поначалу будет очень много партий, но я не вижу в этом никаких рисков. Конечно, власти должны строго следить за тем, чтобы новациями не воспользовались экстремистские силы. Пусть в политике, в структурах власти появится больше новых лиц, ярких лидеров. В конечном итоге избиратели решат, сколько и какие партии будут востребованы.

Какие-то партии умрут через полгода, какие-то поймут, что надо объединяться. Будет реальная политическая конкуренция. Кто смотрит вперёд, тот сразу же после регистрации начнёт борьбу за голоса избирателей на муниципальном, на региональном уровне, с тем чтобы потом выйти на федеральный уровень. Не сомневаюсь, что следующая Дума в политическом отношении будет гораздо более разнообразной, более многоцветной, чем сейчас.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*