«Революция — она в умах!»

.

«Революция - она в умах!»

«К сожалению, понятие «ответственность» сегодня у нас исчезло. И вина интеллигенции здесь очень велика», — уверен академик Сергей Капица. Недавно ему вручили первую золотую медаль РАН за выдающиеся достижения в области пропаганды научных знаний.

Как Буратины

«АиФ»: — Сергей Петрович, в минувший выходной страна всё-таки сделала свой выбор. Но, пока кипели предвыборные страсти, часто звучали отсылы к зиме 1917-го — мол, очень уж схожая ситуация: общество расколото, вот-вот всё выйдет из-под контроля…

                                                               

Досье

Сергей Капица родился в 1928 г. в Кембридже (Велико­британия). Учился в МАИ. Научную деятельность ведёт с 1949 г. Учёный, телеведущий, популяризатор науки. Официально вошёл в список интеллектуальной элиты планеты.

С.К.: — Весь современный мир находится в состоянии очень резких перемен. Смотрите: сейчас при налаженном сельском хозяйстве, чтобы накормить народ, нужно задействовать 2% населения страны. В промышленности (в той же Америке, к примеру) занято ещё приблизительно 17% населения. Грубо говоря, в современном мире 20% населения занято обеспечением жизненно необходимых потребностей человечества, то есть активно востребовано, а 80% — это сфера услуг, которую к предметам первой необходимости отнести трудно. Это изменение занятости решительным образом влияет на нашу жизнь (какова ситуация с занятостью в России, читайте на с. 11). В Северной Африке, в мусульманских странах сегодня выросло поколение, которое хорошо образованно, но при этом не может найти себе применение. И это одна из причин, почему люди выходят на улицу и хотят всё разрушить, чтобы затем построить новый мир. Помните, как в «Интернационале»: «…мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…».

Мы цепляемся за старые вещи: «Империя — это цель государства. Когда-то были Римская империя, Британская, Россий­ская…» Но всё изменилось! Происходит несоответствие целей, которые должно ставить перед собой человечество. Мы до сих пор оглядываемся на давно отжившие идеалы и идеи из прошлого. Надо ставить новые цели!

«АиФ»: — В 1917 году тоже искали новые цели…

С.К.: — Да, в 1917-м Россия переживала кризис такого же рода. Но нынешние митинги — это выражение той напряжённо­сти, которая растёт в обществе. До революции дело ещё не дошло и, по моему мнению, не дойдёт. Не с чего начинаться революции и уж тем более гражданской войне. Эта волна, которую создаёт оппозиция, — она уляжется, думаю, в скором времени после выборов. Сейчас революция происходит в умах, а не на улице. Посмотрите, каково могущество средств массовой информации. Ведь многие, пришедшие на митинги, были сагитированы через Интернет. Публика в этом плане бессильна и подчинена, СМИ правят умами в гораздо большей степени, чем вы можете себе представить.

Но что такое Интернет? Это величайшая помойка. Поистине «навозную кучу разгребая, петух нашёл жемчужное зерно». Надо очень долго ковыряться, чтобы найти что-то положительное. Из-за обилия информации даже значимые факты в одно ухо влетают, из другого вылетают. Получается такой человек с коротенькими мыслями, как у Буратино. Я несколько лет назад, выступая на заседании правительства, сказал: «Если мы будем продолжать такую политику в отношении средств массовой информации, то воспитаем страну дураков. Вам будет проще этой страной править, но будущего у этой страны не будет».

Поднимал я и вопрос об ответственности за распространяемую информацию на заседании Академии российского телевидения. На меня зашикали: «Это же цензура! Как ты смеешь такое говорить?!» В конце концов я вообще перестал туда ходить — бессмысленно. Дело ведь не в цензуре. Цензура должна быть внутри. Свобода должна уравновешиваться чувст­вом ответ­ственности. Когда я начинал свою работу на телевидении, тогда всякая публикация в области науки сопровождалась подробными актами экспертизы — что, мол, мы не выдаём секретных сведений. Меня вызвал Сергей Лапин, тогда председатель Гостелерадио, и объяснил: «Сергей Петрович, мы с вас этих экспертиз требовать не будем. Вы должны сами отвечать за то, что говорите. А мы будем смотреть». Этим я и руководствовался. К сожалению, понятие «ответственность» сегодня у нас исчезло. И вина интеллигенции здесь очень велика. Возьмите элементарную вещь — сквернословие. Мне говорят, что употребление мата — это есть свобода самовыражения. На самом деле это бескультурье.

Голосуем ногами?

«АиФ»: — В последнее время много говорили о кризисе, который развивается и в науке. Какие-то перемены к лучшему после этих разговоров наметились?

С.К.: — Сейчас мы всё-таки начинаем признавать значимость науки, понимать, что страна не может дальше развиваться, опираясь лишь на недра, на то, что дала нам география. Сегодня очень остро стоит проблема «софта», как говорят программисты: ничего не стоит сделать мощнейший в мире компьютер, но вот программное обеспечение к нему создать пока никто не может, даже Билл Гейтс. Так же и человечество. Мы создали общество, которое всё может, но не знает, что надо делать, куда «ехать». И на этот социальный заказ должна ответить наука. Иначе мы скатимся назад, к давно прошедшим векам.

Отъезд наших учёных за границу — это один из симптомов крайнего неблагополучия в науке. Возьмите молодого человека, который сейчас заканчивает высшее учебное заведение. Его талант, способности, знания не востребованы здесь. Так что задача политиков и экономистов — придумать, как будет использован его потенциал, иначе учёные будут и дальше «голосовать ногами». Сейчас это начали понимать, а 15 предыдущих лет до нас не доходило. Относились так: «Ну и что? Пускай едут!» Полное безразличие. Материальное положение учёного — это тоже выражение отношения власти ко всему обществу. Я видел, где-то висело объявление: «Вступайте в современную полицию. Начальный оклад — 60 тыс. руб.». А начальный оклад кандидата наук — 30 тысяч. Так вы определитесь, кто вам нужен — полицейский или учёный?! Ответ, к сожалению, очевиден.

После перестройки мы стали думать, что всё измеряется день­гами: я дам учёному миллион долларов, если через неделю он мне принесёт два. Но в науке так дела не делаются! Вы дайте сегодня миллион, а через 100 лет этот миллион стране принесёт миллиард. Но все хотят быстрых денег. Это же сегодня и в личных отношениях зачастую присутствует: трахнул — и убежал, простите за цинизм.

Но поймите: цель жизни не в выгоде. Купить себе ещё одну яхту? Можно. Но зачем? Опыт показывает, что насыщение наступает очень быстро. Наши олигархи, к сожалению, ещё не выросли из своих коротеньких штанишек, поэтому им хочется ещё и ещё богатств. Они берут и берут… А культуре нашей они ещё ничего не дали. Богатые люди прошлого выделяли большие деньги на культуру, а наши занимаются чем-то другим.

«АиФ»: — Дерипаска, по-моему, пытается эликсир молодости изобре­сти…

С.К.: — Зачем нужно бессмертие при той жизни, которую ведёт он и люди его круга? В доме, на улице — всюду находиться в окружении множества тело­хранителей, в каждом встречном видеть врага, конкурента. Не знаю… По мне, так гораздо продуктивнее обеспечить себе нормальный уровень жизни, а затем уже ставить другие цели. Какие? Это вопрос зрелости натуры. А ответ на него вырабатывается долгими поисками. В своё время заниматься ими помогала религия. Сейчас религия для многих отошла на второй план.

Если смотреть в целом, человечество развивалось очень стремительно, но теперь этот рост перешёл в другой режим, изменились приоритеты, как я уже говорил. Когда люди это осознают, они сделают первый шаг в нужном направлении. Пока они закрывают глаза на эти  изменения. А это уже исторический тупик. Как в анекдоте: «Видишь свет в конце тоннеля? Это поезд нам навстречу идёт!»

А если серьёзно, нам надо научиться по-новому мыслить, идти в ногу со временем, не оглядываться на прошлое и не тащить его за собой. Найти выход могут только учёные. Другого пути нет.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*