Роман со звёздами

.

Роман со звёздами

И Лена написала книгу о том, как её муж Франк слетал в космос. «Моя личная жизнь вращается вокруг Земли на высоте 400 километров, облетая её 16 раз в сутки». Жён космонавтов в мире так же мало, как их самих. И ещё ни одна из них не пыталась рассказать личную историю экипажа и их семей. Жена бельгийского астронавта Франка Де Винне — первая.

Как в песне Олега Митяева, «она — хоть бывшая, но подданная русская, такая же москвичка, как была».

- Я родилась в обычной счаст­ливой советской семье, мама — инженер, папа — журналист. Дедушку — замминистра культуры расстреляли «за развал библиотечного дела в стране», бабушка умерла в ссылке, — говорит Лена.

Она уехала из России в 1992 голодном году — с дипломом инженера, свободным английским и обратным билетом с открытой датой. Билет не пригодился — вышла в Голландии замуж, стала работать переводчицей в Европейском космическом агентстве (ЕКА), защитила диссертацию по психологии… «Я, как луковица, которая долго росла головою вниз, ища свой путь и всё пытаясь пробиться сквозь землю. И пусть не сразу, но однажды звёзды встали так, как должны».

В коридоре ЕКА она встретила Франка.

Виконт и бригадный генерал бельгийской армии, уроженец маленького европейского Гента, он с 16 лет мечтал летать. Потом — повелевать космическими аппаратами, как в крутившемся по ТВ сериалу «Звёздные пути». В 20 лет написал заявление в НАСА — но туда брали только американцев. К 39 годам за плечами у Франка Де Винне была карьера военного лётчика, 3 месяца войны — командование эскадрильей в Косово. А в 40 он начал всё сначала — подал заявление в европейский отряд астронавтов и в 2002 году впервые полетел. Для маленькой Бельгии он стал национальным героем, и всюду за ним вился шлейф славы.

«Вершатся на небесах» — может, это как раз про браки космонавтов? Лена говорит: «Служебный роман — вот и всё…»
Оставшиеся без сенсаций европейские таблоиды придумывали их сами: «Франк Де Винне развёлся и женился на русской коллеге-космонавте, ради него отказавшейся от полётов!» «Лена — учительница Франка, учившая его русскому языку, которую он вывез из Звёздного городка!» А она привыкала к роли жены астронавта: никогда не расставаться на Земле: «Я в качестве чемодана ездила за Франком по миру во время его тренировок» — и быть готовой к разлуке космического масштаба…

…С собой в космос, на борт МКС, куда весной 2009-го бельгиец Франк Де Винне отправился в качестве первого европейского командира экипажа из трёх человек, можно было взять не более полутора килограммов личных вещей. «Из всего личного мне нужна только моя жена, но она весит больше…» ена ещё не знала, что полёт мужа исполнит и её мечту.

«Баб к ракете не пускать!»

Говорят, в тёмную безоблачную ночь можно невооружённым глазом различить парящую в высоте станцию, похожую на пригоршню мигающих звёзд. И представить человека, приникшего к иллюминатору в попытке разглядеть на зелёно-синем боку Земли свой маленький дом и женщину в нём…

Лене Де Винне предстояло провести полгода мыслями в небе.

«И вновь передо мной стоит этот маленький, но очень актуальный вопрос. Стоит ли мне, взрослому мужчине, генералу бельгийских ВВС и виконту королевства, использовать памперс?» — этой фразой начинается в «Дневнике жены астронавта» «предстартовая» глава.

- На Байконуре до сих пор из уст в уста передают слова Королёва: «Баб к ракете не пускать!» И хотя мне, Юле Романенко и Бренде Терск, жёнам членов экипажа, конечно, разрешили их проводить, но всё равно было много обидных моментов. «Можете идти гулять, — говорили карантинные врачи. — Обмениваться с экипажем бактериями запрещено. Браться за руки и целоваться не разрешается». До пуска оставались часы, я глотала слёзы, и мы с Франком, как школьники, прятались, чтобы остаться друг с другом наедине в «крайний» раз…

Утро старта. Освящённый годами ритуал. Расписаться на двери комнаты гостиницы, в которой провёл предполётную ночь на Земле. Получить благословение от священника. В автобусе, который везёт по степи до ракеты, посмотреть «Белое солнце пустыни». Совершить «гагаринскую» остановку — помочиться на переднее автобусное колесо… И взмыть.

А ей — молиться и любить. Считать дни, учиться жить в одиночестве, ждать телефонного звонка — прямо с небес.

- Я старалась думать, что Франк просто в командировке в другом городе. Обычно в таком случае мы включали скайп и дер­жали линию открытой: каждый занимался своим делом, но казалось, что мы находимся в одном месте. Из космоса же только он мог позвонить мне, а сеанс видео­связи раз в неделю обеспечивал американский ЦУП — наедине мы не оставались, да и сигнал шёл с задержкой в 4-5 секунд. Каждый раз Франк устанавливал монитор в разных углах станции, и я тоже — чтобы он мог видеть, например, как цветёт дерево у нас за окном. Часто он звонил мне во время ежедневных занятий спортом — они обязательны, иначе из-за невесомости атрофируются мышцы, — и мой голос был музыкальным сопровождением… Однажды настал день, когда у меня одновременно сломались компьютер, машина и заклинило мусорный бак — и мне стало наконец себя жалко, потому что Франка слишком давно не было рядом. Он ничем не мог помочь мне по телефону, но обещал, что, когда вернётся, будет выносить мусор сам…

[articles:51229,49394]

А она открыла чистую страницу и написала первую фразу будущей книги: «В ярких языках резвящегося пламени ракета с моим мужем и его двумя близкими друзьями радостно умчалась в ярко-голубую высь… Пуск — и ровно в эту секунду начался мой обратный отсчёт». Жить стало легче.

Обратный отсчёт

До возвращения экипажа 21-й экспедиции МКС на Землю оставались ещё дни и дни, которые на станции сменялись несколько раз за земные сутки, и все с их маленькими радостями оказывались в «Дневнике жены космонавта». Пристыковка «Прогресса», из которого первым делом пошёл чесночный дух, запах «сухого пайка»; бритьё, во время которого приходилось собирать пылесосом щетинки, чтобы они не залетели кому-нибудь в рот или глаз; выпитый утром кофе, который пройдёт свой жизненный цикл и будет буквально выпит ещё и ещё раз, — такова система регенерации воды на станции… И новости поистине «космического» масштаба, попадавшие одновременно и на страницы газет: как-то в середине полёта вся пресса звенела сюжетами о том, как на борту МКС сломалась система очистки, что грозило экологической катастрофой, и ежечасно обновлялись сводки о том, как «бельгийский генерал и российский полковник чинят американский туалет». Дневник жены астронавта рос, а обратный отсчёт приближался к финальной отметке.

В декабре 2009-го экипаж 21-й экспедиции МКС совершил мягкую посадку в казахской степи. «Франк как был замечательным, так и остался замечательным. Только накачал сильно мыщцы, потому что никогда раньше так много не занимался спортом», — скажет потом Лена.

Он ещё несколько дней привыкал к тому, что нельзя оставить ложку просто парить в воздухе, ботинки будут тянуть вниз, «как залитый бетоном тазик, плечи болеть, потому что снова приходится держать голову, кожу будет жать от сидения или лежания, потому что в космосе она ни с чем не соприкасалась»… Потом Де Винне вернулись домой, в Голландию. Франк продолжил работать в ЕКА.

Лена стала писательницей: выпустила 2 книги стихов и книжку для детей. Все средства от их продажи идут на благотворительный проект в помощь детям. Её пригласили на бельгийское ТВ вести цикл документальных фильмов «Россия для начинающих». И её, как и его, стали узнавать на улице.

Они по-прежнему стараются не разлучаться надолго, а если что — держать всегда открытой линию скайп.
Мусор выносит Франк.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*