«Рухлядь» с именем. Неоценённые шедевры 1920-х гг. ветшают на глазах

.

«Рухлядь» с именем.<br />
Неоценённые шедевры 1920-х гг. ветшают на глазахКривоарбатский гений

Каждое утро по пути от метро в редакцию «АиФ» прохожу мимо жилых домов с заколоченными окнами и обкусанными балконами. Жилой посёлок «Преображенское» ➊ завершают два полукруглых здания. Построенные в 1920-х гг. архитектором Иваном Николаевым и превращённые властями в коммуналки, эти дома доведены до аварийного состояния. Сейчас судьба одного из первых в России жилмассивов под вопросом: то ли вкладываться в реставрацию и вернуть ему жилую функцию, то ли снести «рухлядь», жалеть о которой большинство москвичей наверняка не будет.

Конструктивистские здания лишь недавно начали учитывать как памятники истории и культуры. Причём чиновники от культуры соглашаются на это весьма неохотно: с обывательской точки зрения какие же это памятники? Голые стены, без портиков и карнизов, без наличников и лепнины, без колонн и пилястр. Однообразие плоскостей нарушают лишь круглые, овальные, ленточные, вертикальные, угловые окна, а динамику фасадам придают острые или закруглённые углы зданий. Только искушённые специалисты уверяют, что русский авангард, в частности конструктивизм, — высшее достижение художественной мысли. Ведь образ создаётся минимальными средствами.

[articles: 46344]

Неслучайно зарубежные ценители искусства едут в Россию и страны СНГ специально, чтобы увидеть золото скифов и архитектуру конструктивизма, — всё остальное, включая так ценимые нами древнерусские церкви и иконы, постройки Баженова и Казакова, полотна Репина и Серова, иностранцам не столь интересно. Ещё в советские годы массивные «Икарусы» с трудом разворачивались в тесном Кривоарбатском переулке, привозя любознательных иностранцев к дому архитектора Мельникова ➋. На свои средства на крохотном участке выделенной ему земли зодчий возвёл два вонзившихся друг в друга цилиндра, образующих цифру 8, и совместил в здании жилые покои и мастерскую. Сегодня этот дом, зажатый соседними строениями и теряющий устойчивость фундамента, требует реставрации, на которую, конечно же, нет достаточных средств.

 

Дом-коммуна на ул. Орджоникидзе, 1928-1930 гг. Фото: Эдуарда Кудрявицкого 
Конструктивизма век недолог

Конструктивизм развивался меньше десяти лет — с середины 20-х до начала 30-х годов. За это время в городах СССР выросли правительственные городки и комплексы жилтовариществ, заметные здания наркоматов и почтамтов, дома-коммуны и «дома нового быта». Идеологом нового стиля стал преподаватель ВХУТЕМАСа Николай Ладовский, создавший творческое объединение АСНОВА — ассоциация новых архитекторов и АРУ — объединение архитекторов-урбанистов. Ключевым прин­ципом, на котором он воспитал целое поколение зодчих, был рационализм: ничего лишнего, никакого «искусство ради искусства», всякая архитектурная деталь служит пользователю.

 

Дом архитектора К. Мельникова в Кривоарбатском, 1927-1929 гг. Фото: Эдуарда Кудрявицкого 

«Парабола Ладовского» — один из первых генпланов развития Москвы, размыкавший удушливое кольцо, — разумеется, не осуществилась, как и другие замыслы гениального архитектора.

Опрос

Единственный из воплощённых проектов Ладовского, полюбоваться на который приходят экскурсионные группы, — наземный вестибюль станции метро «Красные Ворота». ➌ Сами Красные Ворота, стоявшие посередине Садового кольца, давно снесены, но многоплановая идея ворот — в подземное царство метро­политена или в «светлое будущее», чем бредила эпоха первых пятилеток, — реализована убегающими полуарками входного павильона. Это единст­венное сооружение довоенной эпохи на территории СССР, внесённое зарубежными искусствоведами в энциклопедию мировой архитектуры ХХ века.

Но сталинские указы задушили конструктивизм, и судьба одарённых мастеров сложилась трагически: в забвении умерли Н. Ладовский и Эль Лисицкий (автор типографии журнала «Огонёк» ➍), «эмигрировали» в преподавание и теорию Илья Голосов (автор ДК им. Зуева ➎) и Моисей Гинзбург (его Дом Наркомфина на Новинском бульваре ➏ хотят превратить в бутик-отель). Иван Леонидов занялся оформлением выставок. Лишь немногие — Иван Николаев (дом-коммуна на ул. Орджоникидзе ➐) и братья Веснины (авторы ДК завода им. Лихачёва ➑) — стали мэтрами. И только Константин Мельников признан всем миром как новатор в искусстве: его столетний юбилей в 1990 г. отмечался под эгидой ЮНЕСКО.

[articles:52927]

Маятник социальных предпочтений человечества с очевидностью качнулся в обратную сторону: опять актуальны потребности простого человека, важно позаботиться о том, где он будет жить, как будет освещена его комната, в каком дворе будут играть его дети… Шведы, датчане, норвежцы, преуспевшие в построении социально ориентированного общества, воплощают смелые замыслы дальновидных русских урбанистов. Может, и нам не следует их забывать?

Автор благодарит за помощь историка архитектуры Николая Васильева
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*