Рыба, гоу хоум! Куда утекают наши «подводные богатства»

.

Рыба, гоу хоум!<br />
Куда утекают наши «подводные богатства»

Какая мать накануне 1 сентября не пытается напичкать ребёнка рыбой со словами: «В ней фосфор для развития мозга. Не переспрашивай — пока килограмма три не съешь, не поймёшь!» Уговорить детей нетрудно — они сейчас продвинутые. Трудно найти на наших прилавках эту самую «рыбу для ума»: свежую, качественную и желательно свою, всё-таки в суперводной державе живём — с завидным количеством рек и морей!

Вдогонку за рыбьим хвостом

Не найдя даров русских морей на московских прилавках, я отправилась на Дальний Восток: понять, почему наша рыба не доезжает до центральной части страны (ну и, воспользовавшись командировкой, наесться до отвала гребешками и трепангами — а где ещё?). Пока 8 часов дремала в самолёте, мне снились улицы Владивостока, серебряные от прилипшей к ним чешуи, продавщицы рыбы с русалочьими хвостами и жирные дальневосточные коты, светящиеся ночью от регулярного переедания рыбного фосфора… В городе действительно пахло морским йодом и рыбой — причём даже там, где воды не видно. На продуктовых рынках тётеньки предлагали разноцветную икру в трёхлитровых банках: «Не смотрите, что цвет разный, это не степень свежести, а разные виды лососёвых: посветлее — кета, потемнее — горбуша, самая яркая — нерка». Но на этом… дальневосточное рыбное разнообразие, по сути, и закончилось, толком и не начавшись.

Полная кукумария

В двух-трёх супермаркетах «рыбный набор» горько и мучительно напоминал москов­ский. Ну, селёдка. Ну, сёмга . Ну, креветки в масле. Где причудливые дары океанских глубин, где подводная экзотика?

[articles: 48831,53250]

«Так вот же она, — удивлённо объяснила мне продавщица, гордо махнув рукавом на полку с ламинарией. — Капустку морскую у нас с чем угодно консервируют. Если поискать, можно и с ананасами найти, чем не экзотика?» Что делать, иду искать рыбный рынок и… не нахожу! Рыбного рынка во Владивостоке, городе мор­ском от верхушек портовых кранов до ракушек величиной с тарелку в Шаморе, не обнаружилось! Это какой-то парадокс, почему? «Это действительно нонсенс, — объяснили мне в Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморского края. — Мы говорим о необходимости рыбного рынка во Владивостоке много лет. Это же морское лицо страны! Но есть мнение, что такие рынки возможны только в очень крупных городах типа Токио. А это ерунда. Для примера, в небольшом японском городе Сакаиминато, где население около 35 тыс. человек, работает гигант­ский рыбный рынок — мечта любого гурмана».

Отправляюсь в самый мор­ской в городе ресторан — на территории яхт-клуба. Наконец-то, наконец! Кокиль из креветок, гребешки на вертеле, скоблянка из кукумарии, вот только… Вот только каждая мидия по цене бриллианта размером с неё же! Когда в московских ресторанах ломят страшную цену за дары моря, это объясняют тем, что уж очень издалека везли экзотику. Ну а тут-то море-океан в 20 метрах! «Хотите дешёвых море­продуктов — в Китай поезжайте, — обижается менеджер ресторана Татьяна. — Почему у нас дорого? Потому что наши рыбаки рыбу ловят, её китайцы закупают, обрабатывают… и в наши же рестораны продают! К нам простые люди не ходят — покупают за 100-120 долларов тур в Китай и в выходные отъедаются там гребешками и трепангами по 100-200 рублей за порцию. Мы бы у своих с удовольствием подешевле покупали — вот только они нам не всё продать могут, инфраструктура по обработке и транспортировке рыбы развалилась вместе с СССР. Мой муж минтаем занимается, крупными партиями. Так этот самый минтай практически весь после вылова в Китай идёт, там обрабатывается — у нас негде и не на чем, а потом «оптом» возвращается к нам, изрядно подросший в цене».

Последняя надежда — на набережную, и она поначалу оправдывается! Нахожу сразу несколько киосков с вожделенной надписью «Морепродукты», а там… А там гора ног камчатского краба, слипшееся в подтаявшего снеговика филе непонятно какой рыбы и медведка — крупная колючая креветка, символ Владивостока, — по 700-900 рублей за килограмм. Как-то и несвежо, и недёшево… «Берите-берите, медведушка у нас свеженькая», — игриво улыбается продавщица, практически незаметно сковыривая с колючих креветочных ног налипшие кристаллы заморозки. Беру одну креветку в руку — она мохнатая и заледеневшая, как вырубленный из ледника мамонт…

 

Сами ноги до Москвы не дойдут…
Рыба — не курица!

«Рыбная промышленность — не та отрасль, где затраты окупятся через полгода, — объясняет кандидат экономических наук Игорь БЕССАРАБОВ. — Это вам не куры, которые снесут несколько раз яйца — и вы на прибыль выйдете. В тонне рыбы «сидит» полтонны топлива, это затраты на промысел, переработку, корм. Отдача наступает только через 10-15 лет, а всем хочется быстрых денег, вот почему в рыбной отрасли нет олигархов и никто в неё по-взрослому не вкладывается. А нужно!

[articles: 53243]

На наших местных заводах можно переработать до 20% выловленной рыбы, вот и отдаём её китайцам, перекупщикам и пр. До европейской части рыбу можно довезти в промышленных масштабах только по железной дороге — она дорожает чуть ли не на треть! Маразм получается. В наших приморских городах не сыщешь парной рыбы. В европейскую часть России везти невыгодно. В результате мы продаём 87% выловленной рыбы (причём в непереработанном виде!), а на прилавках наших магазинов — 60% продуктов импортного происхождения. Своё продаём почти даром, чужое покупаем втридорога… Не рациональнее ли наладить «полный рыбный цикл» у себя в стране? Среднестатистический россиянин съедает всего 13 кг рыбы в год, а китаец — 25! Они нас скоро не только на Олимпиаде сделают!»

Проблем в рыбной отрасли гигантское количество. Нужно модернизировать рыбоперерабатывающие комбинаты и заводы, прекратив поставлять наши подводные богатства за границу в виде сырья. Обработаем всё сами — море­продукты станут доступнее каждому россиянину! Для рыбаков нужно установить такие квоты и налоги, чтобы им выгоднее было реализовывать улов здесь, а не продавать китайцам-корейцам в «серых зонах». О чём говорить, если перед началом путины большинству хозяев мелких рыболовецких траулеров не на что привести в порядок судно: элементарно его покрасить, подкрутить гайки — и выплатить аванс своим рыбакам. Кредит в российских банках под полуразваленные судёнышки взять невозможно, зато под них охотно ссужают деньги корейцы и китайцы — вот весь улов им автоматически и отходит!

Если бизнесмены почувст­вуют, что государство заинтересовано в развитии «рыбного направления», вкладывает туда деньги из центрального бюджета и частично из местного, — они подтянутся. Вместе с капиталом. А к нам наконец подтянется рыба. И мы будем просто светиться от гордости за наши рыбные богатства. И от переполняющего нас фосфора…

Читайте в следующем номере: Как дожить до 150 лет? Секретные технологии дальневосточных шаманов.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*