Секрет счастья казанского долгожителя: «Не пить, не курить, не дурить»

.

Секрет счастья казанского долгожителя: «Не пить, не курить, не дурить»

«Ну, сержант, до 100 лет теперь будешь жить!» — эти слова хирурга полевого госпиталя стали для казанца Ивана Антоновича Меркулова пророческими. Именно тогда, в далёком 1943-м году, чудом уцелев после тяжёлого ранения, он поставил перед собой цель – дожить до 100 лет — и с честью её выполнил. В июле 2012 года отметил вековой юбилей.

 

От снаряда спасла молитва, зашитая в гимнастерку
Автор фото Мария Зверева

В бою под Великими Луками часть, в которой служил миномётчик Меркулов, попала под артобстрел. «Было такое ощущение, что снаряд разорвался прямо во мне», — вспоминает Иван Антонович. Он успел только закрыть лицо руками, защитить локтями грудную клетку, живот. Но один маленький осколок всё же попал в глаз, другой – с семечку подсолнечника — в подбородок. В прифронтовом госпитале врачи вытащили из него почти все осколки, а его чудесное спасение назвали не иначе, как чудом. Сам он считал, что уцелеть ему «Бог помог». Недаром же в гимнастёрку была зашита молитва «Живые помощи».

Впрочем, к трудностям и ранам Ивану было не привыкать. Он вырос в большой крестьянской семье, кроме него у родителей было ещё шесть детей.

«Мы никогда не голодали, — вспоминает Иван Антонович. – В семье у нас все много работали, чтобы самим обеспечить себя. Отец был очень трудолюбивым – умел заработать копейку, мама трудилась, не покладая рук — вставала спозаранку, ухаживала за скотиной, шила».

Иван с семи лет ухаживал за младшими братишками и сестренками. Маму тогда на полгода положили в больницу, и весь дом, шестеро ребятишек остались на нём. Он был для них и матерью, и братом, сам пёк хлеб, доил корову. А в девять лет стал совсем взрослым – вместе с родителями начал работать в поле. Косу в руках он тогда удержать не мог — пшеницу косил серпом. Первое время резал себе с непривычки пальцы, но никогда не жаловался – с тех пор и привык со всеми болячками и проблемами справляться самостоятельно.

«Главное — это семейная дружба. Мое гнездо родное»
Автор фото Мария Зверева

…Из-за травмы глаза вернуться на фронт Ивану Антоновичу не пришлось: после госпиталя его комиссовали. Дома в Казани он начал работать по своей мирной специальности – паркетчиком, потом служил в ВОХР аэропорта.

«Сначала мы жили в домике-«насыпушке», — вспоминает одна из дочерей ветерана Любовь Ивановна. – А потом папа привёз из Чувашии пятистенный деревянный дом. Он был его ровесником – построен в 1912 году. В нём и выросли все дети. Конечно, были тяжелые моменты, безденежье, особенно, когда стройка шла. Но, благодаря тому, что было своё хозяйство, мы всегда могли сами себя обеспечить. В огороде у каждого был свой фронт работ. План был дан с утра: тебе — грядки прополоть, тебе – ягоды собрать, тебе огурцы полить. Первые ягоды, первый огурчик мама несла на базар и на вырученные деньги покупала материал, шила нам школьную форму. Нас семеро – всех надо одеть, обуть. Чтобы мы были не хуже других».

Детей в семье Меркуловых никогда не били и не наказывали. Но в то же время там царили строгие правила, даже слово «чёрт» запрещено было произносить. «Не пить, не курить, не дурить (то есть не хулиганить и никого не обижать, чтобы в семье был лад)!» — таких норм всю жизнь придерживался сам глава семьи.

В его формуле счастья семья тоже на первом месте. «Главное — это семейная дружба! — говорит Иван Антонович. — Вот оно мое гнездо родное». Всем гостям он демонстрирует главную свою ценность – «фамильное древо» с фотографиями семи детей, 33 внуков и правнуков. Гордится тем, что все они получили образование, выбрали достойный путь в жизни. А сам он, увы, успел окончить лишь первый класс школы. Учиться дальше родители не отпустили: «Кто нам по хозяйству помогать будет?» Но любовь к знаниям, книгам осталась у Ивана на всю жизнь. Когда брат учил наизусть стихи, он ловил каждое его слово и тут же, к удивлению окружающих, с выражением декламировал поэтические строки. А ещё он сочинял для детей прекрасные сказки.

Автор фото Мария Зверева

«Вечером придёт с работы, поспит и начинает детям сказки рассказывать, — вспоминает Любовь Ивановна. — Прочитает в книжке сказку про козу – маленькую, а расскажет часа на два. Любит сочинить, добавить что-то своё, и так у него всё это интересно выходит, что мы, старшие дети, с восторгом слушали истории, которые он рассказывал малышам». Иван Антонович до сих пор обладает прекрасной памятью, с удовольствием читает родным произведения своих любимых поэтов Некрасова и Никитина. А ещё он прекрасно поет. «У дедушки голос как у Шаляпина!» — говорят родные – такой же красивый и сильный». Да и внешне Иван Антонович похож на богатыря. Даже в преклонном возрасте он обладает большой физической силой.

«Папе было за 50, — рассказывает дочь Любовь Ивановна. — – Помню, я только что вышла замуж, и мы с мужем пришли к родителям на Масленицу. А муж у меня был высокий, крупный. И вот они решили с отцом побороться. Так папа моего мужа с ходу одолел, свалил в сугроб и снегом закидал».

На пенсии бесплатно восстанавливал церкви

В годы Советской власти родителей Ивана Антоновича назвали подкулачниками, комиссары отобрали скотину, землю. Но у него никогда не было обиды ни на правительство, ни на саму жизнь. Потому что всегда был уверен в себе, в своих силах, знал, что всё сможет преодолеть. Возмущался только, когда в 1958 году Хрущёв начал проводить политику, направленную против личных подсобных хозяйств. Жителям городов и рабочих посёлков запретили тогда держать скот. А у Меркуловых масса живности была: козы, куры, овцы, свинья… Участковый ходил и возмущался: да что это у вас такое: «Безобразие! Куры бегают, петухи поют! Всех уничтожить!»

Автор фото Мария Зверева

«Козу – нашу кормилицу, которая давала в день четверть молока, мы тогда закололи, — вспоминает Иван Антонович. — Причём участковый велел предъявить её голову, чтобы убедиться, что мы действительно выполнили приказ».

Выйдя на пенсию, Иван Антонович не смог сидеть дома, отправился восстанавливать казанские храмы. Несколько лет совершенно безвозмездно там работал. Перестилал полы, выполнял разные строительные работы в Варваринской церкви, в церкви Богоявления на Баумана, в Ивановском монастыре – в итоге помог вернуться к жизни восьми казанским церквям.

Сам он живёт в обычной квартире, обставленной скромной мебелью, абсолютно далёкой от стандартов евроремонта. Но при этом считает себя очень богатым человеком.

«Меня все уважают, в семье я ни для кого не лишний, — улыбается Иван Антонович.

В свои 100 лет он нисколько не чувствует себя старым, продолжает тщательно следить за собой, категорически отказывается от темных тонов в одежде. «Я ношу только белые и голубые рубашки. И чтобы всегда был одеколон!» — так ветеран называет туалетную воду, которую регулярно покупают для него дочери.

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*