Сельского учителя Илью Фарбера посадили на восемь лет за взятки

.

Сельского учителя Илью Фарбера посадили на восемь лет за взятки

Накануне, в пятницу 10 июля, Тверской областной суд приговорил Илью Фарбера – учителя из села Мошенка, а заодно и бывшего директора Мошенского дома культуры – к штрафу в 3 миллиона 200 тысяч рублей и восьми годам колонии. В июне текущего года суд присяжных признал Фарбера виновным в вымогании денежных средств у местного предпринимателя и получении взяток.

Однако журналисты, присутствовавшие на суде, и представители правозащитных организаций называют произошедшее вопиющим актом несправедливости. По их мнению, в ходе процесса было допущено множество нарушений, а дело, по которому осудили преподавателя, в реальности выглядело совершенно иначе, нежели его теперь пытаются подать заинтересованные стороны.

Официальная версия

Как сообщает портал Tverigrad.ru, следствие официально заявило на суде о следующих обстоятельствах. В июле и августе прошлого года Илья Фарбер получил от одного из местных бизнесменов триста тысяч рублей. Взамен директор ДК якобы «разрешил бизнесмену продолжить ремонт в доме культуры». В сентябре того же года предприниматель вынужден был передать Фарберу еще почти 133 тысячи. За это директор клуба согласился подписать акт приемки работ, несмотря на то, что выполнены они были далеко не в полном объеме. Сразу после получения второй взятки Фарбера задержали.

Следствие сочло, что в результате действий учителя бюджету сельского поселения был нанесен ущерб в размере 941 тысячи рублей.

Так ли было на самом деле?

И члены семьи Фарбера, и часть рабочих, занимавшихся ремонтом клуба, и даже некоторые из представителей администрации села Мошенка свидетельствуют, что поданная следствием информация во многом «перевернута с ног на голову».

Московский художник Фарбер летом 2010 года вместе с семьей приехал жить и работать в Тверскую область. Его привлекло заманчивое предложение о том, что учителям сельских школ за 5 лет работы полагается два участка и дом. Илья стал преподавать в школе ИЗО, музыку и литературу. Параллельно он занялся организацией концертов и детских праздников: его образование (а Фарбер является выпускником ГИТИСа) как раз давало ему такое право.

Вскоре глава сельской администрации Любовь Валеева попросила учителя возглавить сельский клуб. Там уже некоторое время тянулся ремонт: субподрядчик просрочил контракт, а руководителем учреждения была пожилая женщина, которая ничем не могла повлиять на ситуацию.

Согласившись на предложение Валеевой, Илья ознакомился со сметами – и понял, что они раздуты не меньше чем в три раза. Работы, выполненные до его прихода, оказались некачественными.

Администрация из скудного сельского бюджета выделяла на ремонт клуба значительные деньги: 2,5 миллиона рублей. Предназначались они для организации «Горстрой-1», которая и являлась исполнителем работ. Фарбер решил, что самое правильное – это подать на гендиректора «Горстроя», господина Горохова, в суд. Узнав об этом, Горохов начал обещать, что доделает ремонт в четко поставленные сроки, и попросил не судиться с ним. Илья согласился.

Однако вскоре он понял, что ситуация с ремонтом не меняется. Часть работ новоиспеченному директору клуба пришлось делать самому, за часть – платить нанятым рабочим из собственного кармана. Чтобы купить стройматериалы, учитель влез в долги, тогда как у подрядчика Горохова по-прежнему стабильно не хватало денег. «Временные трудности», – заявлял Горохов, приезжая в Мошенку на «Хаммере» и обещая, что позже компенсирует Фарберу все расходы. Правда, Илья не получил от него ни одной расписки.

В начале сентября работы были почти закончены, и Горохов вызвал учителя к себе в офис: «за долгами». Илья поехал в Тверь – и не вернулся. Оказалось, что Горохов попросил его подписать акт о приемке работ, затем отдал 132 тысячи 600 рублей, а когда Фарбер стал выходить из здания, его задержали сотрудники Тверского УФСБ: Горохов заранее написал заявление о вымогательстве.

Зачем присяжным показания подсудимого?

Экспертиза, проводившаяся по инициативе следствия, выявила, что «Горстрой–1» не доделал работы в клубе минимум на миллион рублей. Свидетели-рабочие рассказали, что Фарбер платил им из собственного кармана, и даже Любовь Валеева призналась, что директор ДК занимал у нее деньги на ремонт. Тем не менее, против Горохова дело так и не завели, а Фарбера не отпустили. Напротив: через несколько месяцев, опять же по заявлению Горохова, ему предъявили еще одно обвинение, во взятке в 300 тысяч рублей.

Суд присяжных, начавшийся 19 июня 2012 года, продлился меньше недели. Присутствовавшие на нем журналисты рассказали, что вынесение присяжными вердикта производилось с недопустимыми нарушениями: вместо положенных по закону двенадцати человек — в совещательной комнате (а точнее, все в том же зале суда, из которого предварительно выдворили остальных участников процесса) осталось шестнадцать. Судья в напутственном слове предложил присяжным «не обращать внимания на слова подсудимого». А самого Илью даже не пустил потом на оглашение вердикта.

В настоящее время к делу Ильи Фарбера подключилась общественная организация «Русь сидящая», занимающаяся организацией помощи несправедливо осужденным гражданам. 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*