Шаг вперед: потерявший ногу танцор вернется к выступлениям

.

Шаг вперед: потерявший ногу танцор вернется к выступлениям

В коротких перерывах между переходами из одного врачебного кабинета в другой, «солнечный парень» из Сочи отжимается на руках, учит танцевальные элементы, в которых «не нужна» вторая нога, планирует открыть собственную брейк-школу и продолжает удивляться, как «с миру по нитке» люди из интернета «сшили ему рубаху».

В просторную светлую комнату с двумя большими зеркалами, кушетками и лестницей для «тренировок» реабилитационно-ортопедического центра «Метиз», опираясь на костыли, входит рыжий веснушчатый парень – 25-летний сочинский танцор Женя Смирнов. У него сильные накаченные руки, татуировка на левом плече. Он улыбается и немного щурится от утреннего света. Идет уверенно, приставляя здоровую левую ногу к правой «протезированной».

«Сначала каждый шаг мне давался через боль. Я учился преодолевать это. Шагаю – и все болит. Было трудно: мозг думал, просчитывал, как шагать, как напрягать ногу, чтобы не споткнуться. Пока я не танцую, только немного тренируюсь. Жду, пока заживет вторая нога. Хотя, будь моя воля, я бы танцевал каждый день. До аварии я так и делал, но сейчас есть слишком много но».

С самого детства у Жени была динамичная жизнь: он занимался спортом, бегал, ходил в походы. Очень любил рыбачить вместе со своим отцом, гулять с ним в лесу, сидеть у костра, спускаться к реке.

Танцор свободно проходит по комнате, затем встает на одно колено, а после и вовсе – поднимается на руках. После выписки из больницы Женя начал заниматься: отжиматься, разучивать танцевальные элементы, в которых не задействована вторая нога. С 20 раза получилось встать на руки: сначала танцор долго «кувыркался» и не мог обрести равновесие, поскольку был сбит центр тяжести. Потом начал привыкать, поймал нужную точку опоры.

«Сейчас я потихоньку осваиваю танцевальные элементы, в которых не очень нужна вторая нога. Юфа, фризы различные, отжимания на руках. Кое-что уже получается. Я хочу влиться в свое прежнее жизненное русло. Не хочу ничего менять. Хочу оставаться таким же. Не прибедняться, не задирать нос. Поймать ту линию, по которой я шел. Страх, конечно, присутствует. Врачи сразу сказали: упадешь на ногу – швы разойдутся, будут неприятные последствия».

В школе Женя собрал танцевальную команду – «Фристайл Мастаз». Ребята начали заниматься: выходили в холл или спускались в спортзал на переменах, тренировались, танцевали. После школы практически всей командой – семь человек – поступили в Черноморскую Гуманитарную Академию.

«Моя жизнь была серьезно привязана к танцам. Мы учились в институте и параллельно ездили по всей России на танцевальные фестивали. Решили создать глобальные шоу, в котором бы брейкданс совмещался с классикой. Мы ждали этого, надеялись на это. Результат был ошеломительным! Понеслись гран-при, первые места, кубки. Я очень любил танец. К осени я планировал заработать денег и попытаться открыть танцевальную школу в Краснодаре. Мечтал тренировать ребят. Немного не получилось, не дошел до того времени».

Перед тем, как вновь вызвать из памяти воспоминания об аварии, Женя на минуту замолкает. Смотрит куда-то вперед, чуть хмурит рыжие брови, и только потом рассказывает, что же произошло в тот день.

30 апреля на трассе в Лазаревском в районе Сочи мопед, на котором ехал Женя, столкнулся с автомобилем «Лада Приора». Парня буквально сорвало с мопеда и отбросило в сторону на семь-восемь метров. Водитель «Приоры» скрылся с места ДТП, оставив молодого человека на дороге с сильной черепно-мозговой травмой и раздробленной правой ногой.

«Приора сделала резкий разворот налево и оказалась прямо передо мной. Я пытался уйти от столкновения. Но тормоза, на которые я в тот момент нажал, уже никак мне не помогли. Меня просто скосило. Оказавшись на земле, я развернулся и увидел, что машина даже не остановилась. Просто «ушуршала» с места аварии.

Я смотрел на ногу и понимал, что месяца три, если не полгода, мне придется пролежать в больнице. Но я был уверен, что меня «соберут». И сразу подумал: я «профукал» все лето, все планы, работу, открытие школы. Меня привезли в больницу, срезали всю одежду — под наркоз. А дальше все фрагментами. Один раз пришел в сознание – рядом стоит сестра Люда. В другой – Оксана. В третий – друзья стоят. А потом проснулся в Краснодаре и обнаружил, что у меня нет ноги: ее ампутировали из-за развившейся газовой гангрены. Вот тогда начались «думки».

Сейчас Женя ходит с временным протезом. Через две недели он поедет в Екатеринбург на операцию: у танцора обнаружили экзостоз. Кость ноги разрастается, мешает хождению на протезе. В Екатеринбурге танцора прооперируют, а затем отправят на послеоперационный курс реабилитации и повторное протезирование. После того, как этот период закончится, Женя продолжит заниматься танцами и попробует реализовать свою мечту – открыть собственную школу в Краснодарском крае, чтобы «тренировать молодых пацанов».

«У меня будет протез с электронным модулем, который позволит мне свободно ходить, не так, как сейчас — когда я одну ногу поднимаю, а вторую приставляю. Смогу свободно подниматься по лестницам. С временным протезом я так сделать не могу: коленка гнется, я хожу, но самостоятельно поднять эту ногу не получается».

Солнечный парень из Сочи — сирота. Родителей потерял в детстве. Кроме друзей и двух сестер у него никого нет. Больше всего Женя боялся, что узнав о его беде, близкие отвернутся от него. Когда он окончательно пришел в сознание, то увидел перед собой друзей. Они приходили постоянно, с того самого дня, как «рыжий» попал в аварию. Ребята сказали ему, чтобы он не переживал, что они найдут деньги на протез, что вся «команда» здесь, рядом с ним, что никто не отвернулся.

«Мне тогда врач сказал: мы не переведем вас в общую палату, и пускать к вам никого не будем. Сами виноваты. Я спросил: почему? А он засмеялся и ответил, что нельзя иметь столько друзей. Ребята вообще хотели всей толпой подогнать к больнице машину и врубить музыку. Чтобы я услышал, что все они здесь».

Когда танцора все-таки перевели в общую палату, друзья принесли ноутбук и показали ему все, что творилось на тот момент в интернете: пользователи создали группу в социальной сети «Вконтакте», в которой каждый день выкладывали танцевальные ролики, писали слова поддержки и собирали деньги на лечение и протез для Жени.

«Мне стало тяжелее и легче одновременно. Я смотрел каждый ролик и думал: почему люди так отреагировали на мою проблему и ситуацию? Они бросали свою работу, устраивали фестивали, снимали видео, собирали деньги, проводили акции, что-то делали. Каждый день! Мне хотелось смеяться и плакать, прыгать и бегать, просто полежать, чтобы меня оставили в покое — ощущений была масса, я даже не знал, как себя вести!»

Когда тысячи людей в социальных сетях обратили внимание на его проблему, по словам самого Жени, в сознании что-то переключилось. Он понял, что проблема есть, но она решаема. Ее нужно принять. Главное — не закрываться в квартире, не уходить от людей. За четыре месяца неравнодушные к его проблеме собрали 3,5 млн рублей, 650 тысяч из которых пошли на временный протез. На нем танцор будет ходить около года. Электронный протез, который Жене поставят потом, будет стоить около 2 млн рублей.

«Мне писал и звонил парень, который живет в Америке. У него опухоль головного мозга, жить осталось лет пять-семь максимум. Он меня поддерживал, говорил, чтобы я держался, что это можно и нужно пережить. Мне звонили люди из других городов, попавшие в ситуацию, схожую с моей. Они просили совета, спрашивали, как справляться с такой ситуацией. И я, как мог, тоже старался им помогать».

В пятницу Женя улетел домой, в Сочи, чтобы увидеться с родственниками и друзьями. Больше всего ему хочется сесть в уазик и поехать с друзьями в горы.

«Мы разожжем костер, сядем у речки и будем ловить рыбу. Ребята ждали меня, скучали. Даже если мы разъезжаемся по разным городам, все равно мы всегда рады друг другу. Они вместе со мной до сих пор удивляются, как так получилось, что люди в интернете с миру по нитке – сшили мне рубашку».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*