Судьи взяли самоотвод

.

Судьи взяли самоотвод

Как продвигается тяжба между Николаем Максимовым, бывшим владельцем «Макси-Групп» и Новолипецким металлургическим комбинатом, о которой вы не раз писали? Было ли доказано, что Максимов банкротил и выводил активы из подконтрольных ему компаний?

А. Деревянко, Первоуральск

Действительно, дела и суды не прекращаются. Напомним, что Максимов неоднократно обжаловал решения не в свою пользу и даже получил решение о взыскании с НЛМК более 9 млрд. рублей. Правда решение это принял не государственный суд, а Международный Коммерческий Арбитражный Суд при Торгово-промышленной палате РФ и, как выяснилось чуть позже, с многочисленными нарушениями. Решение было отменено Арбитражным судом Москвы, но в целом Максимов не оставил попыток влиять на судей не фактами в зале заседаний, а иными методами. К счастью, вершители правосудия оказываются людьми порядочными и, разобравшись в ситуации, не идут на поводу манипуляторов. Именно это произошло на днях в Екатеринбурге.

Пишите, и вас услышат

В рамках дела о банкротстве ООО «Уралснабкомплект» (трейдера заводов «Макси-Групп» на Урале) конкурсный управляющий этого предприятия Екатерина Шабунина обратилась в 17-й Арбитражный суд с заявлением о привлечении Николая Максимова и его коллеги Сергея Миронова к многомиллиардной субсидиарной ответственности по долгам их бывшей компании. Апелляция вынесла решение в пользу «Уралснабкомплекта», что Максимов тут же стал оспаривать. Теперь сразу двое судей кассации взяли самоотвод, признав, что не смогут беспристрастно вынести решение по делу Максимова.

18 апреля в Федеральном арбитражном суде Уральского округа должно было состояться рассмотрение жалобы основателя «Макси-Групп» Николая Максимова на постановление суда о взыскании с него 6,4 млрд руб. в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Уралснабкомплект».

Этому предшествовала большая эпистолярная активность. Сначала Максимов обратился к министру внутренних дел с открытым письмом, что уже в этом деле стало традицией: ранее Максимов жаловался на банкиров Путину, когда тот был президентом, затем уже Медведеву — на судей, теперь Нургалиеву — на правоохранительные органы.

В итоге этом запутанном деле появилось письмо о ситуации, сложившейся с делом вокруг банкротства «Уралснабкомплекта», председателю Высшего Арбитражного Суда РФ Антону Иванову от председателя Горно-металлургического профсоюза России Алексея Безымянных «В Центральный Совет горно-металлургического профсоюза России, — писал Безымянных , — обращаются наши коллеги из Свердловской и Липецкой областей, которые с удовлетворением отмечают: сегодня появилось основание надеяться, что противоправная деятельность некоторых собственников, направленная на вывод средств из экономики, обескровливание предприятий и личное обогащение в ущерб интересам работников, наконец-то получит надлежащую оценку со стороны арбитражных судов».

Действительно, решение 17 Арбитражного суда о привлечении к ответственности не только менеджеров, но и основного акционера — революционное, суд проследил, каким образом Николай Максимов и принадлежавшая ему «Макси-Групп» осуществляли контроль над компанией и установил, что учредителями «УралСнабКомплекта» выступали физические лица, которые занимали различные руководящие должности в организациях, так или иначе имеющих отношение к группе компаний «Макси» и лично Николаю Максимову. Ставшие впоследствии участниками «УралСнабКомплекта» юридические лица также контролировались Максимовым. По мнению суда, фактический контроль за деятельностью «УралСнабКомплекта» принадлежал Николаю Максимову, который мог определять действия органов управления должника. А одной из целей учреждения ООО «УралСнабКомплект» «явилось установление фактического контроля над организацией, формально не входящей в структуру холдинга, с целью придания видимости ее участия в гражданском обороте как независимого общества».

Суд постановил взыскать с Максимова 6,4 млрд руб. как с лица, фактически контролировавшего компании, которым перечислялись средства «Уралснабкомплектом». Именно это решение оспаривает Максимов, и рассмотреть его должны были 18 апреля, однако конкурсный управляющий обанкроченной компании Екатерина Шабунина направила в суд заявление об отводе судей, которые должны были разбирать жалобу. Шабунина привела факты, которые позволяли усомниться в беспристрастности членов судейской коллегии. Дело в том, что к своей жалобе Максимов приложил заключения экспертов — Сергея Степанова, директора Института частного права, и завкафедрой гражданского процесса Уральской государственной юридической академии Владимира Яркова.

По-честному

Пользуясь открытыми источниками, Екатерина Шабунина без труда выяснила, что один из судей по делу, Александр Крюков, писал кандидатскую диссертацию под научным руководством Степанова. Сегодня Крюков также преподаёт в Уральском филиале Российской школы частного права (РШЧП), где профессор кафедры гражданского права служит Сергей Степанов. «Таким образом, данный эксперт был выбран Максимовым не случайно, так как он … обладает непререкаемым авторитетом для судьи (Крюкова), в связи с чем наличие в материалах дела заключения данного эксперта, которое содержит критику обжалуемого судебного акта, исключает беспристрастное рассмотрение судьёй Крюковым настоящего дела», — написала Екатерина Шабунина.

Другая судья, Екатерина Сердитова, в 2000-х работала на кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии 8 лет. Иными словами, она была подчинённой Владимира Яркова, который к тому же был руководителем магистерской диссертации Сердитовой в Уральском филиале РШЧП.

Предоставив в суд заключения экспертов, которые заведомо обладают большим личным авторитетом для членов суда, являлись и являются их руководителями, учителями, Николай Максимов поставил судей в сложное положение: правила производства арбитражного суда кассационной инстанции не предусматривают возможность принимать новые доказательства по делу и давать таким доказательствам оценку. Подобные действия могут быть расценены как попытка влияния или даже давления на суд.

Максимов и раньше использовал заключения сотрудников УрГЮА и Института частного права как способ формирования небеспристрастного отношения арбитров, рассматривавших его исковое заявления к ОАО «НЛМК», в частности — в МКАС при ТПП РФ. Суды всех трех инстанций, включая ВАС РФ, указали, что подобного рода действия Максимова Н.В. и арбитров нарушают основополагающие принципы российского права, в том числе принцип беспристрастности и независимости.

18 апреля Александр Крюков и Екатерина Сердитова взяли самоотвод. «Самоотвод судей не связан с их личной заинтересованностью в исходе процесса», — заявил «Интерфаксу» заместитель председателя суда Александр Кузнецов. Тем не менее, случаев, когда в России сразу двое судей поступали подобным образом, никто не знает. «В этот раз, судьи государственного, а не третейского суда, которым, видимо, было известно об упомянутой отмене, постарались поступить более профессионально — взяли самоотвод».

Справка «АиФ»:

Конкурсный управляющий компании «Уралснабкомплект» Екатерина Шабунина утверждает: в 2006-2007 гг. предприятие совершило ряд экономически необоснованных сделок, в результате которых была сформирована кредиторская задолженность в 6,4 млрд. руб.

«Арбитражный суд Свердловский области 23 декабря 2011 года отказал в удовлетворении заявления Шабуниной о привлечении Максимова и Сергея Миронова к субсидиарной ответственности. Однако Семнадцатый арбитражный апелляционный суд 27 февраля отменил это определение, взыскав с Максимова 6,4 млрд руб. (в части требования к Миронову было отказано) как с лица, фактически контролировавшего компании, которым перечислялись средства «Уралснабкомплектом».» — пишет портал Право.ru (18.04.12.)

«Уралснабкомплект», как и многие другие компании «Макси-Групп», был признана банкротом в 2009-м. По утверждению управляющего «УралСнабКомплекта», Н.Максимов, являясь единственным акционером и президентом ОАО «Макси-Групп», «использовал в личных незаконных целях по выводу имущества из группы компаний ОАО «Макси-Групп» специально созданные для этих целей лжепредприятия (в том числе должника), формально не входящие в структуру холдинга, но осуществлявшие деятельность в интересах Максимова Н.В. — пишет rbc.ru (27.03.12)

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*