«В любви нет греха».Актриса Ирина Линдт — о критике Золотухина и сыне

.

«В любви нет греха».Актриса Ирина Линдт - о критике Золотухина и сыне

Своё рабочее время Ирина сегодня делит между родным Театром на Таганке и мюзиклом «Звуки музыки». В мюзикле её героиня — баронесса Эльза Шрёдер — состоятельная светская львица, которая метит в жёны овдовевшего капитана Георга фон Траппа, но терпит фиаско: сердце барона принадлежит молодой и доброй гувернантке его детей Марии (её играет актриса Екатерина Гусева).

Чтобы прошла боль

«АиФ»: — Про актрису Ирину Линдт можно сказать — дважды рождённая. Несколько лет назад вы упали с трёхметровой высоты на репетиции. Тяжелейшая травма, операция, недели без движения. О чём думали в тот момент?

                                                               

Досье

Ирина Линдт родилась в 1974 г. в Алма-Ате. Окончила ВТУ им. Щукина. Актриса Театра на Таганке. Сыграла в к/ф «Игра в любовь», «Уравнение со всеми известными», «Институт благородных девиц» и др. В 2004 г. родила сына Ивана от В. Золотухина.

И.Л.: — Мысли были настолько банальные и простые… Я думала, что мы все так много хотим от жизни. А когда оказываешься без движения, вдруг понимаешь: главное, что тебе хочется в этот момент, чтобы ничего не болело. И ты будешь счастлив, если снова начнёшь просто нормально ходить. Мы никогда этого не просим, загадывая желания у Стены плача или когда у фонтанов бросаем монетки. Просим какую-то ерунду, а на самом деле надо всего-то-навсего, чтобы родные и близкие были живы и здоровы. А остальное приложится.

Уже через полгода после травмы я играла — у нас были гастроли в Авиньоне с постановкой «Марат и маркиз де Сад». Семь спектаклей, замены у меня не было. Я тогда ещё не полностью восстановилась после операции на плече, рука до конца не поднималась. А мне там надо было висеть, выполнять много акроба­тических трюков.

«АиФ»: — Как же вы играли?

И.Л.: — Мне придумали парашютную страховку, чтобы я не висела на руках, а как бы сидела в петле. Я играла с обезболивающими, на ночь пила снотворное, чтобы уснуть… Единственное — у меня тогда всё время болела спина. Я на тот момент ещё не знала, что это был компрессионный перелом позвоночника — снимки его не показывали. Как позднее сказал врач, могла бы согнуться и не разогнуться больше никогда… Но мне повезло, видать… Позвонок сросся неправильно, и с тех пор я постоянно закачиваю мышцы, чтобы не болела спина. Правда, после родов встать не могла с кровати — скатывалась… Ребёнка я, конечно, брала на руки. И до сих пор беру, хотя Ваньке уже 7. Он любит на меня запрыгнуть и сидеть.

«АиФ»: — Ирина, ваш роман с Валерием Золотухиным многим не даёт покоя: «Как она может быть с женатым человеком? Это грех»…

И.Л.: — Я живу для себя. Отвечаю за свои поступки перед самой собой и знаю, где поступила плохо, а в чём меня нельзя упрекать. Доказывать кому-то что-то, оправдываться, что вот тут меня не судите, тут всё было хорошо, а тут всё плохо, — очень глупо. Люди что хотят, то и будут думать!

Влюблённого человека видно на расстоянии. Как он смотрит на объект своей любви, как разговаривает… Любовь — это диаг­ноз. Человек не в силах бороться со своими чувствами. Любовь совершенно человека обезоруживает. Он превращается в такое беззащитное существо, что его мысли, его поступки, желания становятся настолько чисты… Грех — что-то такое тяжёлое, страшное, это понятие включает в себя черноту. Это всё у меня в голове так не вяжется с любовью…

 

РИА Новости
«Замечания — только мне»

«АиФ»: — После ухода Любимова Валерий Золотухин руководит Театром на Таганке. Как у вас складываются отношения на работе? Валерий Сергеевич может вас раскритиковать перед всеми?

И.Л.: — Конечно, критикует! Спросите у актёров, как мы репетируем. Он никому столько замечаний не делает, сколько мне! Все бормочут на первых репетициях, а Золотухин только мне: «Вас не слышно!» Видите ли, ему не слышно только меня! Я всё время прошу: «Ты можешь не обращать на меня внимания, пожалуйста?» «Нет, — говорит, — не могу. Я же переживаю».

«АиФ»: — Валерий Золотухин как-то признался, что самое тяжёлое для него — когда ваш общий сын спрашивает, почему папа не живёт с мамой…

И.Л.: — На самом деле Ваня за 7 лет раза три всего и спросил об этом. Только в этом году мы с ним переехали жить на свою квартиру. А раньше жили всегда большой семьёй: мама моя, папа, моя сестра, её дочка, Ванькина двоюродная сестра. То есть куча народу! Он всегда был любим и обласкан всеми. А папа приедет, поиграет, и Ване этого хватает. Мне кажется, сын гармонично развивается…

«АиФ»: — Как Иван реагирует на вас, когда видит в кино, в спектаклях?

И.Л.: — После мюзикла «Звуки музыки» сказал: «Мама, ты самая красивая. Но почему тебя все обижают?» Помню, когда он смотрел сериал «Институт благородных девиц», где у меня была отрицательная роль графини Воронцовой, тоже бесился на моего мужа-графа за то, что он меня не любит. Ванька ходил возле экрана и говорил: «Дебил, дурак». (Смеётся.)

«АиФ»: — Кстати, насчёт «Звуков музыки». Чем вас как актрису привлекла роль в этой постановке?

И.Л.: — Сейчас для меня самую важную роль в жизни играет то, какие вокруг меня люди. От этого работа либо превращается в ад, либо, наоборот, в праздник. В «Звуках музыки» много моих знакомых, артистов, с которыми мы вместе работали ещё в «Норд-Осте» и в «Обыкновенном чуде». А роль… В мюзиклах с первой ноты понятно, кто хороший, кто плохой. Такая постановка для меня сразу превращается в «ёлку». В интерпретациях мюзикла «Звуки музыки», которые были поставлены в других странах, баронесса была и фашисткой в фуражке, и ненавистницей детей… Когда режиссёр Евгений Писарев по­ставил мне задачу не играть отрицательную героиню, это меня безумно порадовало. Моя баронесса — аристократка, женщина, которая никогда не опустится до разборок, скандалов. Так появляется хоть какая-то интрига. Для русского зрителя, который воспитан в традициях репертуарного театра, важно, чтобы была какая-то психологическая подоплёка… Мне рассказывали: когда выясняется, что барон любит не меня, а простушку-няню, и баронесса уходит со сцены, многие женщины толкают спутников локтем и говорят: «Вот, настоящая женщина! Не стала скандалить!» (Смеётся.)

«АиФ»: — Знаю, что ваш с Золотухиным сын уже пошёл по родительским стопам…

И.Л.: — Да, он занимается в театральной студии «Маленькая луна», где я преподаю актёрское мастерство. Он играет небольшую роль в детском спектакле, который поставила я. Сейчас мы ещё отдали его в хоккей. Безусловно, материнство переворачивает полностью мозги и душу женщины. Женщина без ребёнка, мне кажется, просто недоразвита психологически. Большего счастья нет, чем дер­жать на руках своего сына. Недавно Ваня пришёл из школы: «Мама, я получил пятёрку. Красную, настоящую!» Ты вешаешь эту пятёрку на стенку и очень гордишься. Вот это и есть жизнь — самая настоящая, те самые светлые чувства, ради чего всё остальное существует…

Читайте также:

Валерий Золотухин: «Не забудь, что я есть у тебя!»

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*