«В любви я беззащитен»

.

«В любви я беззащитен»

«Счастливая любовь или несчастная — здесь от тебя ничего не зависит…»

Максим Аверин, известный всем по сериалу «Глухарь», сейчас снимается в картине Мирослава Малича «Горюнов». Для его героя — подводника, капитана 1-го ранга — честь и достоинство ценнее жизни. Впрочем, все последние работы Аверина — «Служу Советскому Союзу!», «Склиф», «Фурцева», «Жила-была одна баба» — затрагивают важнейшие темы: счастье, честность, любовь.

«Жлобы это придумали!»

«AиФ»: — Максим, знаете, что мне сказали в «Сатириконе», когда я спросила, есть ли вы в театре? «Аверин здесь. Слышите? Он постоянно на лестницах напевает». Вы всегда были такой — распахнутый и непосред­ственный?

М.А.: — Чем чаще ты в хорошем настроении и чем больше в тебе позитива, тем больше хорошего вернётся — я проверял на себе. Однажды думаю: «Надо с кем-то поругаться! Может, это добавит драйва перед спектаклем». Не получилось! Как только я негатив выпускаю из себя — всё, опустошаюсь, уже ничего не могу делать. Я нуждаюсь в том, чтобы меня любили! Как только ты понимаешь, что к тебе хорошо относятся, в тебя верят, думаешь: «Значит, я самый смелый, самый сильный». (Улыбается.)

Нам всем нужно друг к другу добрее относиться… Мы в России душевно оголённые — из-за того, что у нас несчастий и бед больше, чем счастья…

[articles: 47703]

«AиФ»: — Интересную тему вы затронули — счастье… От чего оно зависит? Вот раньше у вас была одна пара туфель, и та старшего брата. А сейчас гонорары, известность, нарасхват и в кино, и в театре. Всё это принесло душевное удовлетворение?

М.А.: — Скорее неудовлетворение возросло! Это как ехать на велосипеде в гору: чем выше, тем труднее. Я начал ещё больше к себе претензий предъявлять. Каждый раз задаёшься вопросом: «А не спустился ли ты на одну ступеньку вниз? А вдруг уже оброс чешуёй каких-то навыков?» Что касается денег… Жлобскую фразу «Артист должен быть голодным» придумали лентяи. Артист должен быть голодным до творчества, до впечатлений, до того, чтобы впитывать, расти, обогащаться внутренне, читать, видеть…

У музыканта, танцовщика есть тренинг. Станок, инструмент… И лишь актёр — единственный представитель искусства, который должен всё время бередить свою душу. Это его тренинг. Многие останавливаются в творчестве, как только начинают вариться в собственном соку. Не слышат улицы, не слышат мира, социальной, политической обстановки не знают. А на самом деле всё это — та начинка, которая в тебя входит, и благодаря ей понимаешь: на сегодняшний день ты должен вот так звучать, так дышать. Нельзя свой мир создавать отдельно от всего остального мира! А счастье… Знаешь, как ни странно, я стал чувствовать себя более счастливым, когда мудрее научился смотреть на дружбу, на зависть, на любовь, на подлость. Вдруг понял: надо прощать, прощать… Мне бывает больно, я же нормальный человек. Но я заранее стараюсь простить.

«AиФ»: — А что именно про дружбу вы поняли?

М.А.: — Что это испытание не только для меня. К счастью, мне грех жаловаться. У меня давний-давний сложившийся круг друзей.

[articles: 51638]

Но вообще вся эта известность… Правильно говорила моя любимая Людмила Марковна Гурченко: «Друзья не в беде познаются, а в радости…»

«AиФ»: — Но, может, и вы, став извест­ным, изменились не в лучшую сторону?

М.А.: — В человеческом общении нисколько не изменился, только в профессии стал жёстче. Например, могу теперь чётко сказать: «Вы не имеете права заниматься этой профессией». Сейчас есть огромное количество режиссёров, которым вообще непонятно кто дал дипломы. И вот они мне начинают что-то объяснять, «втирать». Я говорю: «Дайте я самостоятельно сделаю свою работу». Или ещё пример. На эпизодические роли сейчас берут не актёров, а людей с улицы. И они постоянно срывают процесс… Да, продюсер сэкономил, ему же всё равно, сколько было потрачено сил, эмоций, а дубль был не один, потому что есть крупные планы, общие. И ты стоишь и думаешь: «Ё… твою мать!» По-другому не могу сказать! А почему я не войду сейчас в операционную больницы имени Склифосовского и не скажу: «Дайте я сделаю надрезик. Я врача играл, я могу»? Но почему тогда в мой храм заходят все, кому не лень, и начинают топтать?! Непрофессионализм — это на самом деле убийство нашего кинематографа, начало большой катастрофы.

«Чувства — это не поход в магазин»

«AиФ»: — А любовь делает человека счастливым?

М.А.: — Любовь — это не поход в магазин за молоком. Ты не можешь выбирать — обезжиренное или десятипроцентное. Счастливая любовь или несчастная — здесь от тебя ничего не зависит. Влюблённый человек совершенно беззащитен… Я сейчас приведу пример, и ты сразу всё поймёшь… Мы с Машей Порошиной, её мужем и ещё одной актрисой, будучи в Турции, поехали на аттракционы. Везде очереди, и только у одного нет народа… Называется «Камикадзе». Я вызвался первым кататься. И вот лечу в темноте по этой бесконечной тесной трубе и думаю: «Господи, только бы это когда-нибудь закончилось!» Так и в любви у меня. Бывали разные периоды в жизни…

«AиФ»: — Выходит, вы не верите в то, что отношения могут быть счаст­ливыми и на всю жизнь?

М.А.: — Почему же? Главное — уважение должно быть друг к другу. Семья — это ещё и большой труд двух людей, терпение, прощение и понимание, наконец, ответ­ственность друг перед другом.

«AиФ»: — А ещё правильно говорят, что человеку должно быть интересно прежде всего с самим собой. Потому что другой тебя всегда может предать.

[articles: 47921]

М.А.: — Собака не предаст! У меня замечательный чихуа-хуа. Когда я приехал выбирать щенка на собачью ферму, ко мне выбежала огромная свора малышни, облепила меня — я боялся наступить на кого-то и раздавить. И тут вижу: степенно, с достоинством шагает щенок, как мне показалось, безумно похожий на Константина Аркадьевича Райкина! Теперь эта собака — моё самое любимое существо. Признаёт только меня, только я для него авторитет. Ну а если серьёзно, то я счастливый человек, окружённый любящими и преданными мне людьми. У меня прекрасная мама, семья, давние добрые друзья. Что ещё нужно для счастья?!

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*