«В России самый лучший зритель!»

.

«В России самый лучший зритель!»

Вахтанг Кикабидзе в компании Евгения Леонова и Фрунзика Мкртчяна сыграл роль пилота вертолёта Ми-2 Валентина Мизандари, по-грузински — Валико. «Ларису Ивановну хочу! — повторял он в телефонную трубку и обещал: — Мы ещё увидимся. Я так думаю…» Но в итоге не увиделись. После российско-грузинского конфликта 2008 г. Кикабидзе отменил юбилейные концерты в Москве и отказался от ордена Дружбы, которым его наградили к 70-летию. «В Россию — ни ногой!» — заявил он с грузинской эмоциональностью. И в самом деле больше не приехал. Однако недавно бывший «главный грузин Советского Союза» вместе с Сергеем Шакуровым снялся в российской комедии «Мой несносный дед» в роли кардиолога по имени Ираклий.

От лицедея до патриота

«АиФ»: — Вахтанг Константинович, ваше участие в российском фильме означает, что скоро мы снова сможем подпеть вам из зала: «Мои года — моё богатство…»?

                                                               

Досье

Вахтанг Кикабидзе родился в 1938 г. в Тбилиси. Киноактёр, кинорежиссёр, певец. Снялся в 20 фильмах, в т. ч. «Не горюй!», «Мимино», «ТАСС уполномочен заявить…». Живёт в Грузии, пишет книгу мемуаров «Лицо кавказской национальности».

В.К.: — Мне позвонил мой знакомый режиссёр Мгер Мкртчян и предложил сыграть в доброй комедии вместе с Шакуровым, которого я люблю как актёра. И я согласился. Но с моими гастрольными планами это никак не связано.

«АиФ»: — Читатели «АиФ» недоумевают: «Почему Кикабидзе забыл к нам дорогу? За что он обиделся на нас, простых людей? Пусть возвращается!» Может, и правда пора?

В.К.: — Знаете, я тоже простой человек. И ко мне точно так же приходят мешки писем из Рязани, Воркуты, Красноярска, часто очень тёплых и трогательных до слёз. Я знаю, что меня помнят. Когда езжу по Грузии, встречаю много российских туристов — в Батуми, Аджарии, зимой на горнолыжных курортах. Недавно выходил из церкви в городе Мцхета, и вдруг русская пожилая интеллигентная женщина из группы экскурсантов подошла и поцеловала мне руку. И сказала: «Ваши песни я не перестану слушать никогда!»… Это народ. С народом шутить нельзя… Но я подхожу к окну и вижу, что у меня под носом, в Сухуми и Цхинвали, до сих пор стоят российские танки. Треть моей страны оккупирована. Как я после этого могу распевать песни в Москве?! Я считаю, что моя Грузия не заслужила такого обращения. Может, я ошибаюсь. Но я так думаю…

«АиФ»: — А жители Южной Осетии во время штурма Цхинвали 8.08.08 разве заслужили такое обращение? Когда грузинские солдаты стреляли в женщин и детей?

В.К.: — Цхинвали — это Грузия, понимаете? Не чужая страна, а у нас здесь, дома. Грузины ничего ни у кого не оккупировали. Это наш, внутренний конфликт с осетинами, кто прав, кто виноват — мы сами разберёмся. Но Россия вмешалась — и что?! Помню, я в это время ехал в Гори. И вдруг звонит дочь и кричит в трубку: «Русские бомбят Гори! Срочно возвращайся!» Сначала я ей не поверил. Но потом сам проезжал те места, где упали бомбы… Всё это меня потрясло.

Война для меня — вообще особое место. Мой отец был журналистом, после 22 июня 1941 г. он отправился добровольцем на фронт. И погиб в 1943-м под Керчью вместе с другими солдатами-грузинами… Я знаю, что он погиб ради меня, ради будущей лучшей жизни, ради Советского Союза. Что бы он сказал, если бы увидел, как сегодня российские танкисты целятся в его потомков?

«АиФ»: — Когда-то вы были гражданином большой страны, всего Союза. Народным артистом не по званию, а по всеобщему признанию…

В.К.: — Да, был. Всё правильно. Но моя родина мне дороже. Какая бы она ни была. И потом, я же не виноват, что из грузин в России сделали лицо врага! До нас врагами были эстонцы. Сейчас агрессор — Украина. Это очень старый, избитый и плохой сценарий… Но всё равно у нас россиян врагами не считают.

«АиФ»: — Вы в плену каких-то мифов. Если, как вы говорите, из грузин сделали врагов, то тогда они «завоевали» Москву и другие города: живут, работают, деньги в Грузию шлют… Вы как-то признались: «Я сам лишил себя работы, отрубил себе заработки на российской эстраде и возможность выступать перед миллионной аудиторией…» Стоят ли политические убеждения такой потери?

В.К.: — Да, всё это грустно. Без прежних зрителей и слушателей я очень скучаю. А гастроли у меня сейчас такие: Лондон, Кишинёв, Рига, Варшава, Киев, Ереван, а недавно прилетел из Алма-Аты. И везде пою песни на русском языке. И у себя в Тбилиси тоже. Но в России всё равно самый лучший зритель! Дело не только в деньгах, но и в том, что русские, как никто, умеют слушать.

Заслуженный артист Грузинской ССР Вахтанг Кикабидзе в роли Мимино на съемках художественного фильма «Мимино» режиссера Георгия Данелии. Источник фото: РИА Новости
Мимино нон-грата

«АиФ»: — Вы говорили, что, кроме Валерия Меладзе, вам никто из российских артистов не звонит и не пишет. Мол, всё, забыли друзья.

В.К.: — Да, Меладзе несколько раз звонил и приглашал погостить к себе домой. Но я так понял, что, если приеду к нему или он ко мне, его начнут травить. Ведь я стал в России персоной нон-грата. Я был очень тронут, когда меня поддержали Михаил Козаков и Олег Басилашвили. Но остальные исчезли.

«АиФ»: — Это вы про Кобзона и Лещенко, которые осудили вас за отказ от ордена Дружбы?

В.К.: — С Кобзоном я уже встречался в Киеве. Говорю: «От вашего имени в мой адрес были нелицеприятные выражения в Интернете». И процитировал. Он ответил: «Я такого не говорил». Ну, на нет и суда нет. Виделся с Говорухиным, которого тоже уважаю. А Лещенко не видно и не слышно. Помню его фразу: мол, если Кикабидзе такой патриот, то пусть берёт автомат и воюет… Но я всё равно ни на кого не в обиде. Я же не баба, чтобы обижаться, ссориться, а потом мириться. Меня так воспитала моя мама. Она всегда говорила: «Ты не должен осуждать другого человека. Бог сам ему всё объяснит…»

[articles: 19551]

«АиФ»: — Вы как-то сказали, что в Грузии сильная оппозиция, но её уличные выступления вам не нравятся: выйдут, мол, флагами машут. Лучше бы занялись делом… А как вам митинги против нечестных выборов в России?

В.К.: — Если оппозиция борется за правду, я её уважаю. Но часто бывает, что каждый толкает только своё. Если выборы на самом деле были нечестными, значит, пора митинговать. Но главное в жизни совсем не это. Что надо человеку? Построй дом, посади дерево, зайди к другу, одолжи кому-то денег, спой песню, подари жене цветы, позвони родителям, прими гостей, порадуй близких. Всё просто.

«АиФ»: — Вы ещё будете сниматься в российских фильмах?

В.К.: — Если предложат — почему нет? Меня уже приглашали к Тимуру Бекмамбетову в сериал «Ёлки». Мы, говорят, ради вас, Вахтанг Константинович, перенесём съёмки из России на Украину. Не смог — свалился с воспалением лёгких. Позовут ещё — ради Бога…

«АиФ»: — В Москве хотели поставить памятник трём героям из фильма «Мимино» — в честь дружбы народов. Как вам эта идея?

В.К.: — Такой памятник установили в Ереване, а второй в Тбилиси. Там Леонов, я и Мкртчян. Когда я проезжаю мимо, то вижу, как люди улыбаются, фотографируются рядом со скульптурами (работы Зураба Церетели. — Ред.) и даже приносят цветы! (Смеётся.) Но на открытии памятника мне было немного не по себе. Я вдруг понял, что стою там среди двух моих друзей, которых уже нет в живых. Понимаете?

«АиФ»: — Так что всё-таки передать вашим поклонникам в России? Кикабидзе вернётся?

В.К.: — Жизнь всё расставит на свои места. Политики думают, что они вечны. Но вечен народ. Россия и Грузия всегда будут соседями. И может, мы с вами тоже ещё попоём, да?  

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*