Вернуть шутов на улицы

.

Вернуть шутов на улицы

«Хватит паясничать!» Эту фразу, знакомую многим детям, маленький Саша Фриш не слышал — в его семье, волею судьбы оказавшейся в маленьком южноуральском городе Еманжелинске, клоунада не порицалась. Отец мечтал о работе в цирке, окончил даже школу степа в Швеции, но в итоге на арене блеснул его сын.

И как блеснул — вместе с Юрием Никулиным объездил с гастролями почти весь СССР, до сих пор сотрудничает с Вячеславом Полуниным, выдумывая сценки для его «Снежного шоу», и собирается в Германию, чтобы уговорить посетить Россию своего старого знакомого — Олега Попова.

«…не все дома»

Семья Фришей всегда выделялась в Еманжелинске. Даже своими именами — Эдельтруда Эрнестовна, бабушка Александ­ра, в своё время приехала из Германии работать в Москву, причём по пути надолго задержалась в Швеции. Почему так получилось? Об этом не всегда можно было рассказывать… Затем началась война, пришлось эвакуироваться в Казахстан, потом на Урал. Но даже тут бабушка сохраняла свои привычки, удивлявшие местных, — посыпала кашу корицей, читала книги на немецком, французском, английском языках, переводила книги об искусстве. Баночка корицы и пишущая машинка с немецким шрифтом — это всё, что ей удалось сохранить во время войны. Нет, ещё мечту, что её внуки увидят мир, побывают на её родине, в местах, где она бывала… Александру удалось.

- Время, конечно, было нелёгкое, бедное, — вспоминает Александр Фриш. — Но именно это и подстёгивало. Помню, однажды нашли мы сломанный дуршлаг и сделали из него люстру! Вот так и бывает — для кого-то это просто никчёмная посуда, а можно увидеть в этих дырочках свет.

А свет — это как смех. Он нужен всем и всегда. Даже самым угрюмым, даже самым жестоким. И особенно — правителям. — Недаром у Ивана Грозного было 7 шутов, а у Петра Великого — аж 21, — утверждает Фриш.

Уже когда Александр гастролировал по всему миру, отец Вольфганг попросил привезти из-за границы не джинсы или видеомагнитофон, а… барабаны. На них и наигрывал прямо на улице, встречая, например, табун, возвращавшийся с пастбища, — в Еманжелинске было много част­ных домов, где держали придворовое хозяйство.

- Видят всё это соседи и спрашивают у мамы: «Почему это он у вас такой весёлый, но не пьяный?» А мама охотно поясняет: «Да у него просто не все дома!» Это объяснение всех устроило, — смеётся Александр.

Так что паясничали в семье все. И вдохновляли на сценки самые неожиданные вещи. Иной раз дуршлаг, а иногда целый завод. По признанию Фриша, если бы не кирпичный завод по соседству, наверное, не появилась бы много позже в его репертуаре сценка «Кирпичики» — это когда из всех предметов — от шляпы до книги — на клоуна падают кирпичи. Обычно Александр её разыгрывал в перерывах выступлений Юрия Никулина.

Попугай от Никулина
Юрий Никулин. Источник фото: visualrian.ru

То, что Александр Фриш оказался рядом с любимцем всей страны, далеко не случайно — в 1977 году молодой артист окончил студию клоунады при Московском цирке на Цветном бульваре. Юрий Никулин обратил внимание на Александра и пригласил его с собой на гастроли.

- Легенды сопровождали Никулина уже тогда. Например, рассказывали, что он может позвонить самому Ельцину и попросить чего угодно. Да! Это именно так и было. С одной поправкой — попросить для другого.

Когда надо было идти, скажем, к Лужкову, Никулин загодя готовился к визиту, продумывал какие-то фразы, анекдоты, чтобы с самого начала снять напряжение. А просьбы были всякие — чуть ли не вырвать зуб бесплатно какому-нибудь пенсионеру. А однажды помог поставить телефон отцу Александра Вольфгангу в Еманжелинске.

- Случилось это так, — рассказывает Фриш. — Отец был поклонником клоуна Александра Бугрова, а тот был учителем Никулина. Папа написал письмо своему кумиру, я его передал. Позже рассказал об этом Никулину — тот был так удивлён, что захотел немедленно позвонить папе. Но тогда на нашей улице в Еманжелинске не было телефона. Никулин набрал Челябинск и попросил поставить телефон. Он в той квартире до сих пор! Папа потом в благодарность привёз Никулину пять мороженых кур. Понимаете, это был большой дефицит — куры! Во всяком случае, для нас. Позднее отец выступал на арене вместе с Никулиным — играл Емелю в новогодних спектаклях.

А знаменитый клуб рассказчиков анекдотов «Белый попугай», где верховодил Никулин, можно было назвать по-другому — «Аргентинский попугай». Дело в том, что был реальный случай, произошедший с артистом, который превратился в анекдот. Когда Никулин был в Аргентине, приятель попросил его привезти попугая. Но в суматохе Никулин вспомнил об этом в самый последний момент, никакого попугая не нашёл и привёз сову, сообщив, что это такой вот особенный аргентинский попугай. Спустя какое-то время, встретив приятеля, спросил: «Ну как, заговорил попугай?», а приятель не растерялся: «Нет, молчит пока, но слушает очень внимательно!»

«Разукрашивать жизнь»

Сейчас Фриш катается по всему миру не только со своим знаменитым коллегой Славой Полуниным. В своё время бабушка приучила его держать постоянно собранным рюкзачок со всем необходимым — может быть, сказалось прошлое, когда ей самой пришлось перебираться на Урал с тем, что могла унести в руках. Видимо, ему самой судьбой было суждено жить на чемоданах — даже жена Фришу досталась из заморских краёв.

- Её зовут Валери, она француженка, — улыбается Фриш. — Училась в России, в Москве, там мы и познакомились. Можно сказать, она открыла мне Россию с другой стороны, — превосходно знает русское прикладное искусство, живопись.

Россия после долгого перерыва действительно стала для Фриша открытием — ещё в советское время Александр получил возможность работать в США, потом были контракты в Канаде, Австралии…

- Сейчас вы живёте…

[articles: 48097,50740]

- …в самолёте. Весной мы в Париже, зимой — в Нью-Йорке, а осень встречаем в России. В Москве открыт клуб «Три апельсина», где средствами цирка — жонглированием, общением с животными — снимаем напряжение у детей, корректируем их ограниченные физические возможности. В Париже — театр Вячеслава Полунина «Мельница».

- До какого возраста можно быть клоуном?

- Отвечу словами Валери. Она определила лозунг моей жизни как «разукрашивать жизнь». Разук­рашивать жизнь себе и другим — это миссия. Она не имеет возраста.

Недавно возникла у Фриша идея уговорить Олега Попова приехать в Россию на следующий Ильменский фестиваль, что проходит каждое лето в Челябинской области. Но реально ли это? Всё-таки Попов не был в России больше двадцати лет.

- А почему нет? — совсем не в шутку возмущается Фриш. — Все разговоры о каких-то его якобы обидах на родную страну — это как костёр, больше сами его распаляем. Уговорю его, я уверен!

Есть более безумная идея — уст­роить клоунский парад на улице в Еманжелинске, которая ведёт к тому самому кирпичному заводу. Заводом, кстати, сейчас руководит одноклассник Александра, так что поддержка будет.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*