Вес олимпийских медалей: когда «бронза» равна «золоту»

.

Вес олимпийских медалей: когда «бронза» равна «золоту»

Из-за пробок и напряженного графика обоих. Финальная сцена встречи: Тагир очарован Василием, пытается его обнять. Тот стесняется (или боится?) — всё-таки вес до 100 килограммов и вообще, нечего на чужое золото «зариться». А журналисты разрываются между лучезарной улыбкой дзюдоиста и мудростью бывшего хирурга — нынешнего стендовика.

Но это было потом.

Сначала пришёл Тагир Хайбулаев. «Спокоен, как танк», говорят про таких. Что он может плакать, не верил никто. Но он плакал 28 июля, когда первое для сборной России «золото» взял его друг по команде Арсен Галстян. Тогда Тагир ещё не прилетел в Лондон и смотрел схватку по телевизору. А собственная медаль — это так, поддержать почин ребят, не опозориться. Знал ли, что в зале будет Владимир Путин? Достоверно нет, да и не интересовался — все мысли сосредоточил на ковре. Потом уже один из членов тренерского штаба признался, что визит Президента готовился задолго, и их спрашивали: когда лучше лететь Путину. Энцио Гамба, главный тренер сборной по дзюдо, решил главу РФ пригласить на выступление Тагира. И не ошибся. Потому что знал, как рос и развивался этот парень.

Тагир Хайбулаев. Фото: AиФ

«Гамба у каждого члена сборной дома побывал, с родителями знакомился (почти как классный руководитель — ред.), — говорит Тагир про тренера. — И ко мне в Дагестан приезжал, там у нас до сих пор дом, хоть и живём мы уже с 1995-го в Самаре. Мама ему наши блюда готовила, он ел всё. А еще его раз 100 в гости разные люди приглашали и он ходил ко всем! Спасибо ему за то, что не побоялся к нам приехать и всё увидеть своими глазами».

На соревнования по стрельбе никаких высоких лиц не приглашали. Всеобщее мнение — провал в этом виде спорта. Может, хорошего «классного руководителя» нет? Но бронзовый призёр по стендовой стрельбе Василий Мосин так не думает. Он на пальцах объяснял, почему его вид непредсказуем: «Представьте себе мишень в виде маленького круглого блина, которая заполнена порошком не полностью. Порошка этого столько, что его тонким слоем даже ладонь не покроешь. Вот вылетает мишень из стенда, из-за порошка смещается её центр тяжести и надо за доли секунд понять, как она движется и не промахнуться. А если дождь и ветер, то и их влияние просчитать». И таких мишеней из стенда вылетает две и надо обе поразить! Вы что-нибудь поняли? От греха подальше уточняющих вопросов никто не задавал. Тагир слушал этот монолог с открытым ртом и, кажется, был счастлив, что занимается дзюдо, а не стрельбой. Кстати, первая цель, которую поразил 11-летний Вася, была живой. На охоте подстрелил он утку примерно с 50 м. «Птичку жалко» до сих пор. Но она определила его спортивную судьбу.

Василий Мосин. Фото: AиФ

Если бы какой-нибудь «классный руководитель» захотел прийти домой к Мосину, то ему на встречу высыпали бы трое детей, младшему из которых полгода. Но стрельба — это особенный вид, не надо равнять её с другими, гнет свою линию Мосин:  «Мы всегда просматриваем предыдущие выстрелы и рассчитываем ход мишени по теории вероятности с учётом угла наклона. И надо ещё очистить голову от всех внешних факторов, сосредоточиться на главном. Если бы не прошлое хирурга, я бы не смог быть точным».

Тут повисла пауза. Все пытались представить угол наклона и вспомнить теорию вероятности. Но в голову лезло только то, что теория вероятности одинаково работает и в дзюдо, и в стрельбе. Но почему-то у дзюдоистов — вероятность и данность — на момент написания этой статьи 3 «золота» и одна «бронза», а у стрелков — только теория и упущенные возможности — одна «бронза» и несколько четвёртых мест.

Будто угадав эти мысли, Тагир заговорил про тренеров. Вспомнил каждого по имени- отчеству (имен 10, не меньше!), благодарил, снова и снова рассказывал теперь уже про легендарного и практически мифического Энцио Гамба, итальянца, сотворившего российское чудо в национальной японской борьбе.

А Василий, философ по жизни, математик по сути, большой спортсмен по призванию, рассказывал про высокое чувство ответственности. Он знает, что это такое, потому что ещё несколько лет назад сшивал сосуды и нервы как хирург-ортопед. Кажется, он и сейчас пытался сшить наши нервы. Нервы болельщиков, ждущих победы не только на дзюдо.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*