Виктор Геращенко: Из Кремля не видно?

.

Виктор Геращенко: Из Кремля не видно?

Когда я работал в Наблюдательном совете «Юкоса», одним из членов Совета был Алексей Эмильевич Канторович. Он — директор института геологии нефти и газа в Новосибирском отделении. Когда мы встречались в Москве или в Новосибирске, он говорил: «Почему у нас правительство ничего не делает для дальнейшего развития геологии и поиска нефти и газа в Восточной Сибири, в том числе и на побережье? У нас же рано или поздно все эти залежи на северном шельфе европейской части иссякнут». И тогда мне вспоминалась немного изменённая фраза из песни про геологов Владимира Высоцкого: «Что-то ищут, а в Москве не видно». Вот так же дело обстоит и у нас.

Сейчас крайне важно, чтобы мы трезво оценивали те тенденции, которые происходят не только в России, но и в мире. Взять хотя бы кризис пенсионной системы и необходимость повышения пенсионного возраста. На западе это отчасти связано с тем, что повышается средняя продолжительность жизни; поэтому у них мужчины уходят на пенсию в 65 лет — а у нас в 60. (Хотя, нельзя отрицать, что у нас и жизнь всегда была сложная и тяжелая.) При этом за границей всё равно говорят о том, что надо повысить пенсионный возраст, потому что уже сейчас на средства пенсионного фонда работает в основном молодое поколение. Старое поколение, конечно, внесло туда какой-то вклад, но этого уже не хватает при тех темпах роста стоимости жизни, которые мы наблюдаем во многих странах. Отмечу, что этот рост даже нельзя назвать инфляционным — в сложившихся условиях он является нормальным и закономерным, поскольку продукция, которая производится, становится более сложной, более дорогой, всё-таки не хлебом единым жив человек.

Естественно, эта проблема будет существовать и у нас, особенно в связи со снижением рождаемости. Пенсионный возраст в России будет повышен, но, я думаю, не сейчас. Сейчас еще достаточно много россиян помнят жизнь до 90-ых годов, и они помнят, что тогда считалось так: если ты вышел на пенсию и получаешь 120-130 рублей, да на книжке у тебя накоплено тысяч 5, да дети живут уже самостоятельно — то ты жить ты будешь вполне нормально. Но сейчас 120-130 рублей — это не деньги, да и все сбережения канули в лету при либерализации цен.

Далее, что касается налогов. Возьмём в пример развитые страны. Буквально 2 дня назад президент США Барак Обама, выступая с традиционным посланием к нации, сказал, что у Америки есть свои сложности, но государство не должно тяготы своего развития перекладывать только на бедные и средние слои население — надо повысить налоги для тех, кто получает больше миллиона долларов в год. Я думаю, это должно стать «стартовым толчком» для нашего парламента и правительства, чтобы в стране была введена прогрессивная налоговая шкала для богатых.

Ещё пример. У нас запущено самолётостроение. И мы все летаем на иностранных самолетах, да еще и на подержанных. У нас что, не было авиационной промышленности? Да, может быть, у нас были турбины не такой высокой эффективности, как у западных самолетов, но нам же предлагали на базе Пермских заводов, производящих моторы, создать новые предприятия. Мы отказались. Мы летали на старых, неэкономичных турбинах, потому что у нас литр керосина стоил дешевле, чем литр «Нарзана». Цены были неправильные. У нас авионика была слабой, потому что в свое время мы отказались развивать кибернетику, назвав её лженаукой.

А вот египтяне покупали наши ТУ-104 и преспокойно на них летали! Почему? Просто они ставили на них западную авионику — и всё! Для них было очевидно, что все подобные проблемы вполне решаемы. Почему мы их не решаем, мне не понятно.

Подробнее об авторе >>>

Беседовала Виктория Никитина, зам. главного редактора журнала «Банковское обозрение».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*