Виктория Никитина: Страна наоборот

.

Виктория Никитина: Страна наоборот

О том, что они планируют обсудить (одобрить, задвинуть) можно узнать на думском сайте. Поэтому останавливаться на плане работы депутатов не буду. Обращу внимание на кулуары, о которых принято рассказывать с придыханием, как о секретном объекте. Именно там можно узнать о реальной судьбе страны.

Захожу в святая святых – финансовый сектор. Первым встречаю руководство Ассоциации микрофинансовых организаций (МФО). Это те самые, которые дают в долг очень быстро и о-очень дорого. Выясняю, что все людские жалобы на то, что «они оставляют заемщиков без штанов» и призывы к ограничению аппетитов МФО,  утонули в жарких объятиях нью-ростовщичества с (официально народными) избранниками. А, может, и вправду незачем огранивать ставки МФО-шников, доходящие порой до несколько сот процентов, раз это может помешать великой дружбе бизнеса с регулятором? Конечно, это ехидство. Но какие еще могут быть эмоции, когда слышишь, что миллиарды заработанных в России денег, вместо превращения в средство для развития науки, образования, культуры – будущего наших детей, спокойно уходят на офшорные загрансчета, а депутаты-финансисты говорят, что ничего страшного  в офшорах не видят? Вот и думай после этого – на кого рассчитано «цирковое представление» с правильными речами у трибуны.

Не пришлось далеко уходить, чтобы узнать о том, что антимонетизация всей страны может выйти боком народному кошельку. О том, что с 2013 года зарплаты перестанут выдавать наличными, нас уже пугали. Хорошо, что нашлись те, кто объяснил: для мегаполисов это нормально. Но для сел и деревень, где население буквально боится банкоматов (которых, к слову, там и нет) – это равносильно краже кровно заработанных. Решили, что эта норма рановата. Но! Идея носильного перевода народа на безнал, увы, не умерла. «Мы понимаем, что сначала нужно наладить инфраструктуру, но лучше все делать параллельно», — сказал мне представитель одного крупного банка. Если перевести его слова, то получим: заинтересованные структуры все же попытаются по максимуму ограничить возможность россиян расплачиваться наличными. При этом, не вдаваясь в подробности – чем вы будете кормить семью, когда в холодильнике пусто, а в магазинах либо не берут к оплате пластиковые карты, либо карта заблокирована, либо банально не  работает линия связи магазина с банком.

Самым большим открытием для меня была информация о том, что деньги в стране есть. И плач банкиров о бедственном положении, которое не позволяет снизить ставки по кредитам, повысить по вкладам и дать денег на развитие производства – не более чем привычка стяжательства. Просто депутатам лично от решения этих проблем – не горячо и не холодно. «Я все законопроекты рассматриваю с точки зрения влияния на мою судьбу», — услышала я признание одного депутата с многолетним стажем «проживания» в госдумовском здании.

Может, и другие его коллеги думают также? Поэтому, если в Москве решают проблему пробок, то не с помощью постройки новых дорог, а путем «отбития желания ездить в центр» и постановки светофоров в такой позе, что даже профи с многолетним стажем не могут понять — стоять или ехать. Может, поэтому необходимость отмены гостехосмотра дошла до законотворцев только тогда, когда она стала необходима гастарбайтерам (которые ездят  буквой «зю» на дымящем утиле без обзорных зеркал по принципу «а у нас принято именно так»).

Может, поэтому обещания бесплатных школьных учебников превращаются в выдачу пары наборов обшарпанных листов? А жалобы-анонимки в департамент образования (от тех, кто не понял, что за остальные учебники надо все же платить) воспринимаются руководством школ как повод для запрета сбора средств на выпускные торжества, букеты учителям и даже угощения одноклассников в честь дня рождения?

Не удивлюсь, если именно такой «свойский» подход к нужности того или иного закона стал причиной абсурдной ситуации, постигшей внушительно престарелого волка. Ну кому первому в голову пришло обвинить «Ну, погоди!» во всех смертных грехах, прикрываясь необходимостью защиты детей?

А уж если дело доходит до борьбы с безработицей, то чукча из анекдотов скоро останется не у дел. Его серьезным конкурентом стал способ осваивания бюджетных денег. Пример: 50-летнего повара отправили на переквалификацию. Решили сделать из него «дизайнера садовых участков». «Я подумал, что буду решать, какой сорняк у какой грядки впихнуть. А вместо этого ночами оставляю остатки зрения на миллиметровке с подсчетами нужного количества булыжников в кг», — пожаловалась мне «жертва» недоработки госпрограммы. Рабочим местом его, конечно, никто обеспечить не собирается. Так в чем смысл такого «финта ушами»?

Вот мы ругаем депутатов, чиновников… А как они на это реагируют? Один мне парировал так: «На себя посмотрите. Когда действует электронная очередь, все в порядке. А когда она превращается в живую, народ напоминает толпу на автобусной остановке, готовую задавить друг друга, словно на дворе – 90-годы с характерным для них дефицитом общественного транспорта». Сначала мне показалось, что его пример – не в тему. Но потом я поняла, что у нас даже порядок внедрения электронных очередей не могут прописать так, чтобы замысел соответствовал результату.  

 

Виктория Никитина
Журналист-обозреватель, эксперт по социально-экономическим вопросам

 

 

 

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*