Виталий Цепляев: Сердечная недостаточность

.

Виталий Цепляев: Сердечная недостаточность

«Умремте ж под Москвой, как наши братья умирали! И умереть мы обещали, и клятву верности сдержали…» Именно этими лермонтовскими строками Владимир Путин закончил своё выступление на митинге в Лужниках 23 февраля. 

Именно «этих чудо-богатырей, воинов, которые перед битвой за Москву клялись в верности Отечеству и мечтали умереть за него» он вызвал на подмогу в свой бой за третий кремлевский срок. Бой, в котором на самом деле никто, похоже, не мечтал умирать. Да и что это за Отечественная война такая: «болотные хомячки» против «уральских рабочих», «агенты мировой закулисы» против «настоящих патриотов Родины»?

Но ирония судьбы Владимира Путина оказалась в том, что именно битву за Москву – в прямом электоральном смысле данного выражения — на этот раз он проиграл. Именно Москва дала премьеру наихудший в стране результат – 47% голосов от принявших участие в выборах. Именно Москва – столица России — оказалась единственным регионом, в котором фаворит кампании не набрал заветных «половины плюс один голос» и который тем самым «отправил» его во второй тур. И ещё большой вопрос, чем бы закончился в Первопрестольной «последний и решительный бой» Владимира Путина с Михаилом Прохоровым, набравшим тут 20,4%. Конечно, олигарху и политическому первокласснику Прохорову было бы трудно, почти невозможно собрать во втором туре голоса левого избирателя – зюгановские 19%. Но кто их знает, этих привередливых москвичей? 

А если учесть, что порядка 40% жителей Москвы, имеющих право голоса, просто не пошли 4 марта на выборы – что же получается? Получается, что за Путина в столице проголосовали только 27% жителей, внесенных в список избирателей. 27% — со всеми возможными фокусами с «каруселями» и дополнительными списками, о которых теперь кричат наблюдатели (замечу в скобках, что в Москве выборы на этот раз проходили с наименьшими нарушениями, уроки скандала 4 декабря были отчасти усвоены).

Вот и выходит, что Владимиру Путину предстоит руководить страной, сердце которой – её столица — не бьётся с ним в унисон. Проноситься в кортеже на работу в Кремль по московским улицам, всякий раз осознавая, что большинство пеших и колесных граждан на этих улицах – отнюдь не его поклонники. Москва, где сосредоточен чуть ли не весь административный и финансовый ресурс России, дала главному распорядителю этого ресурса недвусмысленный ответ. Можно было бы сказать, что это ответ «понаехавшим тут» «питерским», но дело, скорее, не в местечковой гордости. Дело в том, что Москва – при всей её «зажратости» и снобизме, всё-таки самый продвинутый город. Город, который ближе всех других (не географически, так ментально) расположен к Европе, охотнее всех других принимает европейские ценности. А недоразвитая политическая конкуренция, скособоченные выборы и — как следствие — несменяемость власти, как ни оправдывай их интересами стабильности и защиты Отечества от невидимых миру врагов, в эти ценности никак не входят.

Своенравная Москва по-прежнему слезам не верит. Даже если это слёзы Путина на митинге по случаю его победы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

 

 

Виталий Цепляев
Редактор раздела «Политика» еженедельника
«Аргументы и Факты»

 

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*