Вкус к жизни

.

Вкус к жизни

В её жизни было всё: квартира рядом с Кремлём, столичные вузы, работа за границей, кандидатская степень… Но всё это Нелли Числова с радостью променяла на жизнь в деревне.

- Слыхали, Неля в деревню едет, жить там будет, курей французскому, глядишь, научит, — смеялись тогда соседи.

А теперь завидуют: в свои 72 года Нелли Михайловна может сесть на трактор и вспахать поле, накопать картошки, а потом устроиться в любимом кресле и перечитать в оригинале Гюго.

Жить в спешке

- Я, когда этот воздух деревенский вдохнула, влюбилась, как девчонка! Жизнью ведь запахло, настоящей, а в большом городе пахнет спешкой.

Многие до сих пор удивляются, как это у городской всё так складно получилось: и дом добротный, и хозяйство образцовое. Ведь родилась Нелли Михайловна в столичной интеллигентной семье, с землёй ничего общего не имела. Сначала окончила физический факультет, потом ещё одна «вышка» — теперь уже иностранные языки. По окончании вуза уехала на 3 года в Алжир, учила лицеистов физике на французском. А вернувшись в Россию, устроилась переводчиком: встречала иностранные делегации, часто колесила по миру. Когда родились две дочери, она резко сменила сферу деятельности — получила третье высшее и степень кандидата сельхознаук, начала преподавать в вузе. В теории об овощах знала многое, но на практике помидоры и морковку видела лишь в магазинах. Это не помешало Нелли Михайловне с семьёй уехать из мегаполиса и, отыскав в Кимрском районе деревушку Митино, остаться в ней навсегда. На отшибе ей выделили участок в 21 га.

- Земля была запущенная, сплошной сорняк непроходимый. Сколько раз руки опускались, не перечесть! Помню, картошку на первый гектар мы на все деньги в соседнем совхозе купили. Машина приехала, высыпала гору и тут же умчалась. Я глянула — картофель полусгнивший. Деваться некуда, села на корточки, плачу, клубни хорошие от плохих отбираю да молюсь про себя: хоть бы на посев хватило, иначе есть нечего будет зимой. А когда урожай пришло время собирать, опять беда: трактор есть, а плуга нет. Тогда колхозы рядом с нами начали разваливаться, технику они сдавали на металлолом. На нас, фермеров, главы колхозов с презрением смотрели. «Лучше выкинуть, чем вам, барыгам, помогать!» — кричал мне председатель… Едва выпросила. Урожай, на удивление, получили хороший. Услышал, видать, Бог мои молитвы.

Сейчас она уже собирает урожай в сто тонн.

Не хлебом единым

Нелли Михайловне фермер­ства мало. Она продумывает новые пути развития, хочет теперь заняться агротуризмом. Копит деньги на строительство гостевых домиков, а то, что люди поедут, — не сомневается.

- Деревня — это наше здоровье. Вот я переехала и, тьфу-тьфу-тьфу, на своё самочувст­вие не жалуюсь. А сверстницы мои в городах болеют — дышат гарью. Мой секрет — больше двигаться!

О рассаде и урожае Нелли Михайловна рассказывать может часами, зато о женском счастье говорит скромно. Для неё оно — в любимом деле, в детях и внучках, верном муже.

[articles: 39241,43590]

- Вы думаете, раз доярка по селу идёт в халате и калошах, значит, она несчастная? Вот уж нет! Лучшее украшение для женщины — это её глаза, от полноты жизни сияющие. Можно жить в самом райском уголке мира, палец о палец не ударить, да только бессмысленно это, если искры в глазах нет. Мы все вольны выбирать свою дорожку, и если действительно захотеть, то даже Сергея Зверева можно научить корову доить.

Муж Нелли, физик, разделяет её интересы, хотя сначала не верил, что в деревне удачно сложится быт. А друзья подшучивают: как вы там, кремлёвские фермеры, живёте, Красную площадь ещё не выложили?

- Мы с мужем на это только улыбаемся: если надо, и площадь будет!

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*