Владимир Зельдин: «У моего поколения совесть чиста»

.

Владимир Зельдин: «У моего поколения совесть чиста»

Возможно, потому что он не служил в традиционном понимании этого слова или времена сегодня не располагают к такой теме. А ведь ему есть, что поведать. В одном из своих интервью он сказал журналисту: «У артистов была своя война». Какая она — война глазами Владимира Зельдина? Мы решили спросить у актера накануне 9 мая.

«АиФ»: Владимир Михайлович, как Вы узнали о начале войны? Ведь это было во время съемок фильма «Свинарка и пастух»?

Владимир Зельдин: Я начал сниматься в фильме в мирное время в 1941 году. Для меня это было, конечно, большой удачей, что Иван Александрович Пырьев, выдающийся режиссер, пригласил меня на роль пастуха Мусаи Багатуева. Мы были в экспедиции в Кабардино-Балкарии, снимали там, шел июнь месяц. Когда все закончилось, материал был очень хороший, все были довольны им, и мы собирались выезжать в Москву. В аэропорту очень долго ждали самолет, но его не было. Мы обратились к администратору. Тот ничего не знал, Москва молчала. Тогда мы пошли на базар купить поесть. И вот там услышали выступление по радио Вячеслава Михайловича Молотова о том, что произошло вероломное нападение Германии на Советский Союз. Враг будет разбит, Победа будет за нами!

«АиФ»: Что Вы тогда почувствовали?

Владимир Зельдин: Конечно, у нас был шок. Нам сказали сдать билеты и идти на поезд, потому что самолета не будет. Кое-как в битком набитом поезде мы возвратились в Москву. Я обратил внимание, что на каждой, даже маленькой остановке, стояли группы людей, которые провожали военных, возвращавшихся из отпусков в свои воинские части. Мы приехали в Москву, о съемках и речи быть не могло. Через три дня я получил повестку и должен был идти в военкомат. Но вскоре раздался звонок с «Мосфильма»: «Немедленно приезжайте! Есть приказ продолжать снимать фильм «Свинарка и пастух». Так нам дали бронь и это, видимо, спасло мне жизнь, потому что мое поколение в основном осталось на полях сражений.

«АиФ»: Как проходили съемки в таких условиях?

Владимир Зельдин: Когда Москва была эвакуирована и «Мосфильм» тоже, осталась одна наша группа во главе с Пырьевым. Мы снимали фильм в павильоне и на сельскохозяйственной выставке. Уже были воздушные налеты. Я помню, фашисты в этом отношении были очень пунктуальны: в 2 часа был налет и в 7 часов каждый день. Но защита неба столицы была очень хорошо продуманна: зенитные орудия, прожектора. Мы по спискам дежурили на крышах, тушили зажигалки. Помню две бочки с водой и песком, щипцы, рукавицы, фартук. Мы ждали эти зажигалки и тушили их.

 

Автор фото — Андрей Старков, «AиФ»

 

«АиФ»: Вам было страшно?

Владимир Зельдин: Никакого страха не было, был только азарт, чтобы не дать разгореться пожару. Когда я был в Москве, у меня было такое ощущение, что и Сталин оставался в столице, и почему-то у меня была вера, что Москву не сдадут.

АиФ: Владимир Михайлович, Вам не хотелось оставить съемочную площадку и тоже пойти на фронт?

 

Владимир Зельдин: Я так был погружен в материал картины… Я, что называется, вгрызался в эту роль, мне очень хотелось закончить фильм, а потом я же все равно был на фронте в концертных бригадах. Мы сделали более двух тысяч концертов. Я помню, как мы приехали в авиационный полк, потрясающий полк. Летчики – это особый народ, красивый, мужественный. Полком командовала Валентина Степановна Гризодубова – прекрасная женщина, глазастая такая, обаятельная. А какие были концертные бригады! Это и Утесов, и Райкин, и Клавдия Шульженко, и Лидия Русланова! После выступления было очень скромное застолье, мы с Валентиной Степановной разговорились и решили встретиться в Москве после войны, и встретились.

«АиФ»: Владимир Михайлович, когда Вы выступали перед солдатами на фронте, они Вам говорили какие-то слова, делились своими эмоциями?

Владимир Зельдин: Я видел их глаза, я слышал аплодисменты и смех. В зрительном зале могло быть и 3000 человек, а могло быть и 15-20. Госпиталя, призывные пункты… Это неотъемлемая часть нашей работы. Я считаю, что культура имеет первостепенное значение для любого человека. Как говорил Лихачев: «Культура – это душа нации». После войны мы и в Афганистане были с бригадой. Незабываемое время!

Раньше народ был един и в этом было его величие. Когда немцы дошли до Москвы, великим единением, порывом душевным наш народ смог отбросить врага от столицы и дальше продолжать наступление. Вчера я выступал на сельскохозяйственной выставке, там было много ветеранов, которым уже по 90 лет и даже по 95, они участвовали в боях. В таких людях величие нашего народа, нашей страны.

«АиФ»: Голодать в те времена приходилось?

Владимир Зельдин: Конечно, с продовольствием было трудно. Например, мы выступали на призывном пункте, нам всегда давали по полбуханки хлеба за выступление. Это для нас был большой подарок. А в основном картошка выручала, капуста квашеная. А когда произошла большая победа под Сталинградом, нам выдали пайки. Это было совершенно потрясающе! Там было 250 г сыра, копченая колбаса, масло, сахар, печенье и монпансье. Когда я принес это в гостиницу, в которой мы жили, там был театр, где я играл вместе с актерами театра Леси Украинки, которым руководил Хохлов, я все это разложил на столе и не дотрагивался, смотрел.

«АиФ»: Если сравнивать Ваше поколение и современное, что можете сказать?

Владимир Зельдин: Мое поколение было законопослушным. Мы верили, когда нам говорили, что мы будем жить при коммунизме. Но самое главное – мы были влюблены в свое Отечество. Если говорить о нашем поколении, то такого поколения больше не будет, оно уходит … Это святое поколение, у него совесть чиста, оно на себе вынесло всю тяжесть военных и послевоенных лет. За 5 лет восстановили разрушенные города, села.

«АиФ»: Владимир Михайлович, какой была столица в День Победы?

Владимир Зельдин: Вся Москва в день победы ликовала, атмосфера была потрясающая. Я такой атмосферы никогда больше не чувствовал и никогда этого не забуду. Какой престиж был у нашей армии-победительницы!

Для меня это великий день в моей жизни. Ветераны войны, ветераны тыла – это едино, поэтому для меня это даже не праздник, для меня это Великий день Великих народов нашего Отечества, которые подтвердили свое величие, положив самое дорогое – жизнь – на алтарь Победы над фашизмом. Они это доказали. Наша совесть чиста, мы не думали о каком-то своем личном благополучии, о машинах, о дачах, о зарплатах. Мы думали об Отечестве, которое безмерно любили. Любите Россию, потому что такой страны нет нигде, ровно как и таких людей, с широкой душой и с высокой духовной культурой!

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*