Все за демократию

.

Все за демократию

В прошлую субботу, несмотря на лютый мороз, политические митинги в российской столице собрали огромное количество граждан. Десятки тысяч человек вышли на улицы других городов. Что происходит? 

Солидарность недовольных

«Мало кто отдавал себе отчёт в том, что малочисленные до недавнего времени акции протеста — это лишь вершина айсберга, — рассуждает Валерий Хомяков, гендиректор Совета по национальной стратегии. — В стране накопилось множество людей, раздражённых на первый взгляд совершенно разными проблемами. Недоверие к результатам думских выборов стало последней каплей: «недовольные поодиночке» стали собираться в одном месте, проявляя гражданскую солидарность».

С декабря ситуация в стране действительно резко изменилась. Власти уже второй месяц идут навстречу политическим активистам и согласовывают многотысячные акции, обеспечивая их безопасность. А ведь прежде все подобные шествия (вернее, даже любые попытки их устроить) неизбежно упирались в омонов­ские щиты… Без участия лидеров протеста теперь не обходится, похоже, ни один выпуск итоговых теленовостей (см. материал «Ставки сделаны, господа!» в «АиФ» № 5).

Впрочем, в последние дни акции, которые начинались под лозунгом «За честные выборы», стали сильно менять стиль и содержание. В ответ заявить о своём «протесте против протеста» неожиданно собралась альтернативная сила. Так, самой многочисленной акцией прошедших выходных стал митинг под лозунгом «За честные выборы, против «оранжевой революции» на Поклонной горе в Москве. Мероприятие на Поклонной готовилось заблаговременно, участие в нём приняли не только москвичи, но и жители других регионов, люди организованно прибывали на площадь целыми трудовыми коллективами. Это дало повод злым языкам поязвить: мол, участие десятков тысяч человек в «пропутинском» митинге было не совсем добровольным. Впрочем, был повод «ухмыльнуться» и в сторону Болотной. Один из участников этого митинга, представитель «Левого фронта» Сергей Удальцов, написал в своём микроблоге «Твиттер»: «Видел, как люди, шедшие за Прохорова, получали потом деньги. Это плохо, это нас всех подставляет».

Тем временем о том, что антиоранжевый митинг на Поклонной был «пропутинским», можно сказать лишь с некоторой натяжкой. Открывая мероприятие, политолог Сергей Кургинян и вовсе заявил, что он против курса нынешних властей: «Но для того, чтобы мы боролись здесь за разные проекты (развития страны. — Ред.), нужна Россия. А наш враг хочет её развалить… Начав с честных выборов, они теперь говорят об антиконституционном мятеже».

[articles: 49239,49268]

«Мы хотим народную демократию, свободу слова, чтобы люди не боялись коррупционеров и произвола силовых структур, — продолжил серию резких к нынешним властям выступлений с трибуны телеведущий Максим Шевченко. — Нас — огромная страна, которая сложилась по воле истории и наших народов. Мы не позволим развалить её единст­во. Сами решим, кто будет президентом… Это будет наш выбор, наша страна, а не их американская фальшивка».

Болотная площадь «откликалась» звонким «комсомольским» голоском Евгении Чириковой, сделавшей себе имя на борьбе за Химкинский лес: «Россия без Путина!» Вместе с Владимиром Рыжковым Чирикова вела оппозиционный митинг. По данным полиции, до Болотной дошло около 40 тыс. чел. Впрочем, в предшествовавшем митингу шествии народа участвовало явно больше: тысячи довольных москвичей, выполнив «гражданский долг», шли мимо Болотной площади прямо к метро. Публика на площади — если не считать беспартийных — была чётко разделена по политическим цветам: сторонники «Яблока», представители левых и коммунистических движений, анархисты, националисты…

Экономист Ирина Ясина призывала «работать над тем, чтобы страной руководили люди с совестью и честью». Депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков рассказывал о том, что в России «воруют». Среди требований площади оказался список из 40 политзаключённых, который организаторы митинга пообещали отнести в Кремль.

Митинг на Поклонной горе. Фото РИА Новости
Что в итоге?

Между тем ещё один вполне очевидный и невесёлый вывод из субботних митингов — дефицит конструктивных идей и новых, свежих, ярких лиц.

Но «власти нужно договариваться с общественными авторитетами протеста, потому что ничего хорошего в политической нестабильно­сти для страны нет», — считает Валерий Хомяков. «В декабре Болотная площадь требовала честных выборов, — возражает политолог Павел Данилин. — К этому можно и нужно было прислушиваться». Эксперт напоминает про уже внесённые законопроекты о либерализации политического законодательства (возвращение выборов губернаторов, упрощение процедуры регистрации партий (см. материал на с. 12) и др.), снижение барьеров для участия в президентских и думских выборах. Но запросы оппозиции растут как на дрожжах. «Однако власть не может себе позволить разговаривать с людьми, которые требуют от неё фактически «покончить» с собой», — говорит политолог.

Смотрите фотогалерею  «Митинги 4 февраля. Как это было»

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*