Высший пилотаж. Как изменить систему?

.

Высший пилотаж.<br />
Как изменить систему?Напомним, суть проекта в том, что школы получают средст­ва «на жизнь» единой субсидией и имеют право самостоятельно их распределять. При этом обязательным условием является сохранение в учреждении бесплатных образовательных услуг и обеспечение размера заработной платы педагогов на уровне не ниже того, что был до вступления в проект. Но это теория. А пришлись ли перемены по душе ученикам и учителям на самом деле? И действительно ли удалось добиться главного — повысить уровень образования в обычных школах, подтянув его до тех, что принято называть элитными? Об этом «АиФ» рассказала Елена ТЕРЕНТЬЕВА, директор школы № 516 — одной из первых 125.

Хуже, чем везде

- До этого пилотного проекта в московских школах, к примеру, компьютерное оснащение было даже хуже, чем в регионах. Как это? Очень просто — один компьютер на всю школу, который стоял в кабинете директора, да был с неработающим выходом в Интернет. Утрирую немного.
- Почему так? Денег выделялось недостаточно?
- Раньше не всем школам в равной степени уделяли достаточно внимания. Вот новые учреждения всегда оснащались хорошо. Мы же — школа, которая существует с 1962 года. Вот о нас и забывали. Нет, компьютерный класс у нас был! Однако потребности современного образования в технике значительно выше. Новое руководство столицы и Департамента образования изменило эти правила игры. За последний год нам были произведены большие поставки оборудования — ноутбуки для учителей, учащихся 1-х классов, интерактивные доски, мультимедийные проекторы. Наши кабинеты биологии, физики, химии стали по оснащению лучше, чем во многих гимназиях и лицеях. Дальше — больше. Мы поняли, как повысить качество образования: придумали электронную систему учёта достижений детей, где каждый ребёнок отслеживается по результатам освоения только им школьной программы. То есть если мальчик Иванов писал диктанты на «двойки» и делал по 10 ошибок, а через несколько месяцев стал делать по 6 — это достижение лично Иванова и его учителя. И раньше, когда мы брали только усреднённый показатель — количество пятёрочников, четвёрочников, троечников, — эти успехи не были видны. Ещё мы вошли в городскую школьную информсистему, где ведутся электронный журнал и дневники, а родители стали мобильно получать информацию о своих ребятах.
- Бедные дети — «пару» в дневнике уже не скроешь…
- Да… (Смеётся.) Мало того, недавно пятиклассники мне говорят: «Вы знаете, маму совершенно не устроила траектория моих учебных достижений». В электронном журнале не только оценки, там ещё графики строятся. Мама нашего ученика спросила его: «Что это у тебя за волны — 4 — 5, 4 — 5?» И мальчик понял, что и ему эти волны не нравятся. Я думаю, скоро наши дети осознают: нечего бояться «двойки» в журнале. Надо просто стремиться, чтобы её не было. А учитель тоже стал заинтересован в том, чтобы ребята показывали эти индивидуальные достижения, потому что это является одним из критериев выплаты стимулирующей части его заработной платы. Какие ещё критерии? Подготовка школьников к олимпиадам, повышение самообразования — участие в профессиональных конкурсах, учёба на курсах и т. д. Понимаете, если раньше какие-то вещи люди делали, потому что так надо, то теперь фактически все дополнительные усилия оплачиваются.
Детей не хватает
- Зарплата педагогов выросла?
- У меня в школе ненамного. У нас 400 детей, но до лицензионного норматива (до 550) мы недотягиваем. На момент начала пилотного проекта у нас было всего 375 детей. Сейчас — 425. Знаете, о чём это говорит? О том, что растёт востребованность школы, осознавшей новые пути к достижению современного качественного образования. Кроме того, при увеличении наполняемости мы получили дополнительное финансирование, потому что оно подушевое, и соответственно у нас стало больше средств, которые мы можем направить для стимулирования учителей. В целом зарплата выросла где-то на 15 тыс. руб.
- Почему детей мало?
- Школа расположена в районе Волхонка — ЗИЛ. Здесь живут в основном пенсионеры. Это был посёлок ЗИЛа. Кадровые рабочие давно получили новое жильё в Нагатине. Кроме того, у нас рядом школа с углублённым изучением иностранных языков, в которой я, кстати, училась.
- И как конкурируете?
- Дополнительным образованием. У нас были кружки — математический и литературный, на которые никто не ходил. И мы с управляющим советом школы решили: если не востребовано, зачем на это тратить бюджетные деньги? Опросили детей и родителей, составили учебный план. Дети хотят творить, петь, заниматься спортом, программированием. Для более взрослых сейчас открываем кружок парикмахерского дела, договариваемся с автошколой для старших классов. Говорю вам, в Москве создана реальная конкурентная среда между образовательными учреждениями. Однако если сравнивать нас с соседней английской школой, то и программы, и оснащение, и учебники у нас одинаковые. Но нет имиджа! И мы понимаем, что задача нашего коллектива ещё и в том, чтоб работать над созданием нового имиджа школы — соответствующей современным требованиям к качественному образованию.
Екатерина БЫЧКОВА

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*