Взрывной характер

.

Взрывной характер

Только в прошлом году в местах хранения боеприпасов, принадлежащих Мин­обороны, произошли две крупные аварии. От взрывов и пожаров почти полностью погибли 99-й арсенал в Башкирии и 102-й — в Удмуртии.

Были жертвы, ущерб оценивается в десятки миллионов рублей. О том, что делается, чтобы это не повторилось, рассказал Дмитрий Булгаков, генерал армии, замминистра обороны РФ.

На бочке с порохом

«АиФ»: — Дмитрий Витальевич, отчего взрываются арсеналы?

Д.Б.: — Это давняя проблема. На 1 сентября 2010 г. мы имели дело с более чем 9,5 млн т боеприпасов. А для Российской армии в её новом облике нужно не более 3 млн. Куда девать лишние?

Если учесть, что 70% этого арсенала хранилось на открытых площадках, это лишь осложняло дело. Если в оборудованном хранилище снаряды и ракеты могут лежать по 30 лет, то на воздухе — лишь 5. Далее они становятся не только непригодными, но и опасными. И таких у нас в 2010 г. было 26% от общего числа! Вот они-то, как правило, и становились виновниками трагедий.

«АиФ»: — Как получилось, что во время событий на 99-м и 102-м арсеналах пострадали гражданские лица и их имущество?

Д.Б.: — В своё время эти арсеналы строили в малообитаемых местах, но это когда было! Некоторым сейчас больше 100 лет, за это время разрослись города, дачи…

Взять хотя бы 59-й арсенал в Лосином Острове в Москве — некоторые дома находятся в 15 м от его забора! Аналогичная ситуация в Можайске, Истре, Владивостоке, Ярославле, Североморске. Правда, из городов все просроченные боеприпасы мы в прошлом году вывезли.

[articles:43374, 30893,43708 ]

Подрыв и поджог

«АиФ»: — Это здорово, но с эвакуированными бомбами и снарядами надо что-то делать, а новые — где-то хранить. Каковы следующие шаги Министерства обороны?

Д.Б.: — Надёжно укрыть нужные для армии боеприпасы в со­временных арсеналах, а устаревшие и опасные уничтожить. На словах всё просто, а на деле для этого потребовалась целая программа, которая должна быть завершена к 1 января 2015 г. Цена вопроса — 90 млрд руб.

Начну с арсеналов. Из 140 существующих сегодня через 3 года должно остаться 35. Они будут оборудованы по последнему слову техники: современные системы охраны, видеонаблюдения, противопожарная техника и т. д.

Для устаревших и опасных боеприпасов коллегия Минобороны наметила два пути. Первый — промышленный, когда старые бомбы, снаряды, ракеты разбирают на тех же предприятиях, которые их произвели. Или на складах и в арсеналах, где есть соответствующие цеха. Однако суммарные возможности этих структур не превышают 300 тыс. т в год, т. е., для того чтобы уничтожить всё взрывоопасное старьё, не хватит и 20 лет.

Поэтому одновременно Министерство обороны решило идти и по второму пути — уничтожать непригодные для применения боеприпасы на военных полигонах. Благодаря этому только за прошлый год методом подрыва и сжигания было уничтожено 1,3 млн т боеприпасов. На этот год запланировано избавиться от 1,7 млн т. Этим будут заниматься более 13 тыс. военнослужащих на 46 полигонах. К концу 2013 г. мы намерены полностью избавиться от этой категории боеприпасов.

«АиФ»: — Не опасны ли эти работы для военнослужащих? Ведь в 2011 г. на полигонах по утилизации было несколько случаев гибели.

Д.Б.: — Родину защищать — вообще довольно опасное дело. Но норм безопасности никто не отменял. А они, чего греха таить, иногда нарушаются. Впрочем, уничтожением боеприпасов на полигонах руководят офицеры с инженерными специально­стями, прошедшие спецподготовку. Существуют пошаговые инструкции, как поступать с опасными боеприпасами от места хранения до точки подрыва. Я уж не говорю об ин­структажах, проводимых с группами в день выхода на объект. Поверьте: те, кто уничтожает старые снаряды и ракеты, хотят жить ничуть не меньше, чем гражданское население в окрестностях.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*