«Я умею ждать!». Алёна Бабенко — о сильных сторонах слабого пола

.

«Я умею ждать!».<br />
Алёна Бабенко - о сильных сторонах слабого пола

Её не назовёшь слабой при всей внешней хрупкости. Иначе, наверное, не позвал бы её Павел Чухрай на главную роль в фильм «Водитель для Веры». Да и Галина Волчек вряд ли пригласила бы в «Современник», где Бабенко сегодня одна из ведущих актрис. А в качестве подарка к юбилею, который актриса празднует на днях, стала роль в премьерной «Осенней сонате». Бабенко и Неёлова разыграли на сцене дуэт, который в знаменитом фильме Бергмана играли Лив Ульман и Ингрид Бергман.

Бегом к Чехову
                                                               

Досье

Алёна Бабенко родилась 31 марта в г. Кемерово. Училась в Томском госуниверситете. В 2000 г. окончила ВГИК. С 2008 г. — в труппе театра «Современник». Снялась в фильмах «Водитель для Веры», «Апостол», «Каникулы строгого режима» и др.

«АиФ»: — Алёна, сейчас востребованные в кино актёры не хотят связываться с театром…

А.Б.: — (С нескрываемым удивлением.) Это вы откуда знаете?

«АиФ»: — Из их же объяснений: денег в театре платят мало, славы тоже немного, а обязанностей — выше крыши. А вы рискнули принять предложение Галины Волчек.

А.Б.: — Значит, они просто не мечтали о театре. А я мечтала. И две мои мечты сбылись в один момент! Мало того что я попала в «Современник» — один из любимейших моих театров в Москве, так мне ещё наконец-то досталась классика. Я всегда думала: «Почему кто-то с Достоевским дружит, с Чеховым, а я — как фанера над Парижем? Постоянно: вжик — и мимо! Я недо­стойна этого материала, что ли?» И тут Галина Борисовна предложила мне сыграть Машу в «Трёх сёстрах» Чехова!

«АиФ»: — Фраза Лии Ахеджаковой о том, что театр — это террариум единомышленников, стала уже поговоркой. Входя в коллектив, чего страшились вы?

А.Б.: — Мне повезло — я не успела испугаться! Всё получилось так: «Алло! Мы тебя ждём в театре!» И вот я уже мчусь покупать билет, так как в тот момент была дома, в Кемерове. Забегаю в книжный, который, слава б­огу, ещё не закрыли, беру Чехова, в самолёте перечитываю «Трёх сестёр». Прилетаю и… вместо кабинета худрука иду в репетиционный зал. Ольга Дроздова берёт меня за руку — и поехали! Какой тут страх?!

«АиФ»: — Ваша героиня в «Осенней сонате» предъявляет огромный моральный счёт своей матери-пианистке, которая принесла семью в жертву искусству. Вы не боитесь, что такой счёт когда-нибудь вам выставит ваш сын?

А.Б.: — Уже в начале карьеры я наблюдала за другими актрисами, у которых профессия стояла на первом месте. Как они отчаянно боролись, как страдали от того, что им не звонят, не приглашают на съёмки. У меня на тот момент уже рос сын, и я сделала для себя чёткое разделение: несмотря на любую занятость, я должна посвящать определённое время ребёнку. Да, у сына есть, конечно, какие-то претензии ко мне. Но мы всё обсуждаем! И потом, он же мальчик, а это, мне кажется, немного другое!

Жить страстью

«АиФ»: — «Время женщин» по роману Елены Чижовой — сегодня один из лучших спектаклей в Москве. А когда оно было в России, это время женщин?

А.Б.: — Мне кажется, оно было всегда. Если судить по нашим мужчинам. Или по тому количеству войн, которые пережила страна. Наши мужчины — они всегда где-то, но не рядом с тобой, с твоими детьми. Они или сражаются, или зарабатывают… Или сидят. А все заботы ложатся на женщину. Она становится главой семьи, хватается за всё. А потом удивляется: а почему же мужчина ушёл?

«АиФ»: — Но ваши и Вера из «Водителя для Веры», и Антонина из «Времени женщин» сильные, цельные.

А.Б.: — Я не понимаю, что это такое — быть сильной?

 

russianlook.com

«АиФ»: — Уметь обернуть любые обстоятельства себе на пользу, к примеру.

А.Б.: — О, такого качества у меня точно нет! Я очень зависима, очень ранима, сразу скисаю в каких-то жизненных ситуациях. Страшно нерешительна. Не могу выбрать, долго мучаюсь. Во мне совершенно нет того, что есть в моих героинях. Именно поэтому я с удовольствием их играю.

«АиФ»: — Но актёрская профессия не допускает слабости!

А.Б.: — Для меня всегда большим мучением было ходить на кастинги. И все экзамены я всегда проваливала! Где-то, наверное, мне просто везло — например, когда меня утвердили на роль в фильме «Водитель для Веры» Чухрая. Но я никогда ни за что не билась. Если чего-то очень хочу, оно само приходит. Надо просто уметь ждать и терпеть — вот эти качества у меня есть точно!

Конечно, в любом актёре, если его правильно выбирают на роль, присутствует что-то от персонажа. Но я придумываю героине ещё и какое-то своё понимание. И вообще чем дольше я играю в театре, тем легче оправдываю те поступки, которые совершает человек. Ведь, как только ты до причин этих поступков доходишь, герой начинает вызывать у тебя сочувствие. Возьмите ту же Машу в чеховских «Трёх сёстрах». Все герои про неё говорят: «Злая ты, Машка!» А она просто одарена от природы невозможностью жить без любви. Ей скучно становится, когда это чувство проходит. Ей и в Москву-то не хочется. Ей всё равно, где быть, лишь бы рядом была страсть. И из всех героинь Маша мне ближе всех.

А Антонина из «Времени женщин»… Мне хотелось сыграть героиню из советского фильма — наивную, открытую. И это было тяжелее всего — эту наивность в себе найти. Наше время её из нас вытравило. Мне хотелось вернуть мою собственную провинциальность — эту веру в людей, в искренность чувств.

«АиФ»: — В Москве ваша наивность быстро испарилась?

А.Б.: — Не знаю… Помню, что меня всегда ругали, чтобы я не болтала лишнего, чтобы лучше помолчала… Помалкивать я научилась. Но не до конца. А так… Лет 10 я, наверное, не могла привыкнуть к этому городу. А сейчас обжилась.

Понимаете, я не очень общительный человек. Я себе оставила тот мир, который был у меня в Сибири. У меня большой круг общения, но узкий круг друзей. Вот сейчас, в день рождения, собрала компанию — человек 15. И всё! Это самые близкие люди.

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*