Ядерное лидерство

.

Ядерное лидерство

На прошлой неделе в Москве прошёл очередной форум «Атомэкспо» — одно из главных ежегодных событий в мировой атомной отрасли.

Высокий статус мероприятия подтвердило и количест­во участ­ников. Компаний и предприятий, работающих в атомной сфере или имеющих виды на сотрудничество с российскими атомщиками, было так много, что «Росатому» пришлось даже менять выставочный зал. В результате более 1300 участ­ников из 53 стран мира знакомились, обсуждали будущее ядерных технологий и подписывали соглашения в Гостином Дворе по соседству с Кремлём.

Одним из самых заметных событий на форуме стало соглашение о строительстве атомной станции в Нигерии. По словам Сергея Кириенко, гендиректора Госкорпорации «Росатом», несмотря на незначительное сокращение планов по развитию атомной энергетики в мире после аварии на АЭС «Фукусима», количество заказов на строительство АЭС у «Росатома», наоборот, выросло: «Россия сегодня — мировой лидер по заказанным реакторам в третьих странах. Тот, кто строит на своей территории первую АЭС, особенно требователен к выбору партнёров, к надёжности технологий. Кроме того (в отличие от конкурентов. — Ред.), у нас есть полная технологическая цепочка: разведка урана, добыча, обогащение, машиностроение, проектирование и строительство атомных станций, опыт эксплуатации и вывода из эксплуатации, фундаментальная и прикладная наука. Мы можем построить станцию, обеспечить её топливом, подготовить квалифицированные кадры, способствовать развитию местной науки и промышленности».

Во время «Атомэкспо 2012» были подписаны меморандум по подготовке специалистов с Агентством по ядерной энергии Монголии и договорённость входящей в «Росатом» компании «Техснабэкспорт» с австралийской компанией «Rio Tinto». Это соглашение позволит обогащать в России австралийский уран.

[articles:44623,46823]

На бумагу в эти дни было положено и соглашение о развитии сотрудничества с ЮАР. «У нас уже есть сотрудничество в поставках урана, — пояснил Сергей Кириенко, — но мы хотим двигаться дальше и участвовать там в конкурсе на сооружение атомных станций». Правительство ЮАР заявляло, что стране в ближайшее время может понадобиться до 10 атомных энергоблоков.

Догнать быстрый нейтрон

Тем временем в рамках «Атомэкспо» прошло несколько «круглых столов». На одном из самых интересных обсуждали развитие мировых ядерных технологий и, без ложной скромности, лидерст­во во многих направлениях российских компаний, учёных и инженеров. Речь прежде всего зашла о той же энергетике: нефть с газом исчерпываются на Земле слишком быстро, а возможностей воды, ветра, солнца и других возобновляемых источников энергии для экономики планеты недостаточно.

По словам Вячеслава Першукова, зам­гендиректора «Росатома» по инновациям, используемая сейчас технология водо-водяных энергетических реакторов (ВВЭР) уже зарекомендовала себя на рынке, с ней в ближайшее время будет связана бóльшая часть коммерческих заказов в мире. При этом российский проект, который постоянно совершенствуется, позволяет успешно конкурировать с проектами компаний из других стран. Учитывая, что жизненный цикл атомного реактора — 60-80 лет, строящиеся сейчас станции будут работать до конца века. Но ведущие мировые державы, в том числе Россия, уже работают над реакторами следующего — четвёртого — поколения. Это будут так называемые реакторы на быстрых нейтронах.

По словам Ярослава Штромбаха, замдиректора Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», одним из главных будет замыкание топливного цикла. Дело в том, что действующие во всём мире АЭС пока только копят отработанное ядерное топливо. Но оно содержит элементы, которые сами могут быть полноценным топливом. Включение в цепочку реакторов нового типа позволит сделать производ­ство электроэнергии на атомных станциях в некотором смысле безотходным. Технология реакции на быстрых нейтронах известна давно, но ведущие мировые компании сейчас ведут поиск оптимальных конструкций, материалов и теплоносителя — натриевый, свинцовый или свинцово-висмутовый?

Не пропасть поодиночке?

Интересно, что если в предложении готовых проектов Россия, США, Франция, Южная Корея и другие страны конкурируют, то в научных исследованиях и даже в разработке новых коммерческих технологий всё чаще вынуждены сотрудничать. «В современном мире никто не может в одиночку взять на себя финансирование и финансовые риски, связанные с новыми научными исследованиями, — поясняет В. Першуков. — Если «играть» в одиночку, невозможно стать глобальным игроком на мировом рынке технологий». Поэтому российские ядерные научные центры сегодня участ­вуют во всех значимых международных проектах. Самые известные из них — европейские: Центр ядерных исследований (CERN, тот самый адронный коллайдер), Центр синхротронного излучения (ESRF), также Центр исследований с ионами и антипротонами (FAIR), который позволит создавать новые материалы для использования, например, в дальнем космосе, и рентгеновский лазер на свободных электронах (XFEL), который станет самым совершенным в мире источником когерентного рентгеновского излучения и позволит выйти на новый уровень исследований в физике, химии и биомедицине. И конечно же, это международный экспериментальный термоядерный реактор (ITER), в котором учёные попытаются приручить энергию термоядерного синтеза, чтобы подойти к энергетике нового типа.

Строительство этого реактора, как напомнил Анатолий Красильников, директор российского «ИТЭР-центра», который входит в Госкорпорацию «Росатом» и выступает представителем России в проекте, закончится в 2020 году.

В России статус международных имеют Центр нейтронных исследований на базе реактора ПИК, токамак «Игнитор», источник специализированного синхротронного излучения ИССИ-4. В Научно-исследовательском институте атомных реакторов (ГНЦ НИИАР, Димитровград, Ульяновская обл.) должен быть создан и новый многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейт­ронах — на смену установке БОР-60, которая исчерпывает свой ресурс.

Компании из разных стран уже выстраиваются в очередь, чтобы воспользоваться услугами одного из самых авторитетных российских институтов, провести здесь эксперименты. Об одном из проектов — экспериментах по заказу компании миллиардера Билла Гейтса — директор ГНЦ НИИАР Владимир Троянов рассказал «АиФ». Речь идёт о попытке создания реактора на «бегущей волне». Идея не нова: плутониевая реакция должна начаться лишь в «запальной» части объёма топлива. Под действием излучения по соседству тоже будет накапливаться плутоний, на него постепенно будет «переползать» зона горения. Период работы такой «батарейки» может составить несколько десятков лет. Но в инженерном плане, по словам В. Троянова, идея невероятно сложна, за её реализацию до сих пор никто не брался, а Гейтс взялся: «Сам заразился идеей и других заразил: давайте, говорит, на благо человечества попробуем…»

Атомный проект-2

В ходе этих и множества других исследований обязательно появятся новые материалы и технические решения, применимые не только в ядерной отрасли. На это обращает внимание и Ярослав Штромбах: «В своё время реализация первого атомного проекта привела к появлению огромного количества новых технологий». Сегодня благодаря исследованиям в ядерной сфере речь снова идёт о прорывах в медицине и биотехнологиях, модификации материалов, информационных технологиях. Так, например, суперкомпьютеры появились сначала для того, чтобы помочь «оборонщикам» обсчитывать ядерные взрывы, не прибегая к ядерным испытаниям. Но «виртуальные конструктор­ские бюро», используя суперкомпьютерные технологии, сегодня занимаются уже конст­руированием самолётов, автомобилей, космических кораблей, обсчитывают сложнейшие процессы внутри тех же атомных реакторов. В результате время и затраты на разработку снижаются на 15-30%, экономия — миллиарды.

Кстати, лидер в создании суперкомпьютеров — США обещают создать «машину» с производительностью 1 экза­флоп (квадриллион операций в секунду) к 2018 г. Но примерно в это же время такой же производительности обещают добиться от своих компьютеров и специалисты российского Саровского ядерного центра.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*